Материалы прессы

Новости
Из первых рук
Материалы прессы
Газеты и журналы
Журнал FORBES
Журнал Домашний Очаг
Интернет-издания
Информационные агентства
Пресс-конференции
Радио
Телевидение
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« июнь, 2017 »
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Наша кнопка

On-line конференция Ирины Хакамада

The New Times, Интернет-конференция «Стратегия борьбы и стратегия выживания», 11.05.2007, фрагмент.

 

Тимур (студент): Вы будете баллотироваться на пост президента России в 2008 году?

И.Х.:  В 2004 году, когда я баллотировалась, нужно было собирать протест, чем я и занималась, и что смогла, то сделала, тем более, что все демократы отказались идти, и не поддержали меня. В 2008 году другая ситуация: надо побеждать, потому что общество, в котором мы сейчас живем,  не может все время находиться в таком состоянии - ни то, ни се. Сегодня мы наблюдаем жидкий застой, намешанный на нефти. Такое общество либо должно «затвердеть», то есть превратиться в жесткую диктатуру, либо оно должно «течь», то есть модернизироваться, двигаться вперед, к прогрессу. Причем экономика может выжить в нынешнем состоянии очень долго, даже, если она неэффективная: нефти много. А вот политика не выдержит: они друг другу глотки перегрызут, и что-нибудь устроят, какую-нибудь провокацию. Благодаря тому, что сделано за эти годы с прессой, альтернативы Путину люди не видят. Она бы выросла – молодая, новая, но ей не дают вырасти. В результате люди ничего не видят. Поэтому в 2008 году нужна фигура, способная не только собрать протест, но и победить преемника. Этой фигурой является Михаил Касьянов. Он «оттуда». Народ дремлет, зарплаты немного, но растут, и ничего не хочет, но в подсознании ощущает, что что-то не хорошо. В этой ситуации, чтобы мирно передать власть, без всяких революций, крови, идиотизма, нужно, чтобы раскололась элита, и там выделился какой-то модернизатор. Мягкий. Он может быть не совсем либералом, не вполне демократом, но он будет смягчать режим. Такой фигурой является в данный момент Касьянов. У него было много чего в прошлом. Он бывший премьер-министр. И, если он приходит, то он знает свое дело, у него есть опыт, он раскалывает элиту и он - модернизатор. Он – западник, в хорошем смысле этого слова. Не в том смысле, что мы теряем суверенитет, а в том плане, что мы признаем универсальность европейских демократических ценностей.

Mr.X (студент юрфака): Ирина, скажите, Вы не боитесь вставать в один ряд с такими людьми как Лимонов, и объединять своих союзников с его союзниками? Не думаете ли вы, если гипотетически Лимонов все-таки когда-нибудь получит власть, то Вы и господин Касьянов будете первыми, кого сожгут на костре инквизиции? Или же цель оправдывает средства?

И.Х.:  Я абсолютно согласна, что есть такие люди, которые - не как Лимонов, но которые были частично под его флагами, и частично остались, - они повесят всех. Это так называемые радикалы. Но, во-первых самое радикальное агрессивное крыло, которое придумало этот большевизм, от Лимонова ушло, как только он связался с Каспаровым, и вместо того, чтобы мочить всех подряд, они стали мочить власть. Потому что до этого я и сама получала цветами по лицу, и в Касьянова майонезом кидались, то есть мы все это испытали от лимоновцев. И тем паче, и это говорит о нашей профессиональной мудрости, потому что политика – это умение договариваться ради единых целей, Лимонов – уличный. Улица нужна. Если эта улица не фашистская, а лимоновские ребята не фашисты, то с ними можно бороться за свободные выборы, за то, чтобы политика была с человеческим лицом, а как только вы добьетесь выборов реальных – нужно расходиться, потому что общей идеологии нет. Поэтому то, в чем мы вместе участвуем, называется единым фронтом, а не политической партией. То есть с ними можно организовывать протест. Но формировать власть можно только с идеологическими единомышленниками. Протест у нас общий: мы за демократию, за реальные выборы, за свободу СМИ, за то, чтобы партии регистрировались не по указанию Кремля. А дальше мы будем разбегаться. Кстати, в едином фронте участвуют и молодые коммунисты. Они тоже объединились вокруг Каспарова.

Ведущий Семен Чайка: А Вы?

И.Х.: Я занимаюсь тем, что формирую идеологию для Касьянова, формирую его программу, ее социальную часть. Недавно мы презентовали социальную программу, совмещающую ценности рынка, демократию и социальное государство, и ее задача -  исправить ошибки предыдущих кабинетов и стимулировать инвестиции в социальную сферу. Программа – один из многих шагов, которые необходимо сделать, чтобы прийти к власти. Поскольку избиратели должны ясно понимать, что им обещает оппозиция.

Юрий (студент ФИАНа)): Здравствуйте. Первая часть названия, "стратегия борьбы", нравится больше, по ней и задам вопрос. Представьте себе, что я - золотая рыбка, и могу исполнить три желания. Так вот, реализация каких трех "политических желаний" могла бы максимально способствовать успеху стратегии общественно-политического движения «Российский Народно-Демократический Союз»?

И.Х.: Я бы хотела согласиться с Юрием, потому что стратегия борьбы имеет длинную, но – перспективу получения результата, а стратегия выживания имеет один результат – бесконечное унижение и уничтожение себя в качестве политика. Вот в журнале The New Times написана цитата Ельцина, что противовесом дерьму в политике может быть только его совесть. Если ты продаешь совесть, то дальше твоя судьба понятна, известна, не интересна и не величественна, и в старости вспоминать будет нечего. Теперь стратегия борьбы. Первое, что бы я попросила у золотой рыбки – сотворить такое чудо, чтобы Касьянова, как кандидата в Президенты, при том, что он может быть, кого-то устраивает, а кого-то не сильно устраивает, все-таки поддержала вся оппозиция, и тогда бы он, наконец, стал бы единым кандидатом. Поскольку вся история проигрышей демократов в том, что они никак не могут договориться, когда, будучи ничем, все равно делят какую-то виртуальную победу. Это инфантилизм. Второе желание – чтобы сотворилось такое чудо с В.В.Путиным и со всем Кремлем, чтобы они Касьянова зарегистрировали. Потому что они тупо никого не регистрируют, кто от них независим. И третье желание – чтобы наш народ, который думает, что стабильность – это круто и здорово, понял, что эта стабильность – на грани катастрофы, что это болото, которое в конце концов взорвется. Чтобы общество, наконец, решилось, и спокойно вышло, и проголосовало за этого кандидата, так, что как бы они не пытались сфальсифицировать, было бы все серьезно.

Артем (студент, Москва): Здравствуйте, Ирина! Скажите, пожалуйста, что означает в Вашем понимании "сильное государство"? И является ли таковым Россия сейчас? С точки зрения как внутренней, так и внешней политики... Спасибо!

И.Х.: Сильное государство – это государство, которое четко отвечает за то, что правила игры, выработанные в обществе по социальному договору между обществом и государством, не нарушались. Сильное государство – это справедливый арбитр, для которого существуют правила. Например, независимый суд. Сильное государство – это не репрессивная машина подавления. С этой точки зрения в России не сильное государство, и его никогда не было. Во внутренней политике это проявляется в крышевании бизнеса, в избыточных репрессиях на митингах, в развитии коррумпированных монополий, связанных с властью, в отсутствии малого и среднего конкурентного и прозрачного бизнеса, в отсутствии четких и прозрачных правил игры. Это проявляется в том, что право на частную собственность у нас не является священным и принадлежащим человеку от рождения. У нас частную собственность можно забрать, а можно дать. Во внешней политике это проявляется в том, что мы плодим себе врагов на пустом месте. Великая страна на кусания комаров не реагирует, а выполняет такие танцы в экономике, что к ней все тянутся. Вот это сильное государство!

Ведущий: Каков должен быть путь?

И.Х.: Народ должен проснуться.

Ведущий: И что?

И.Х.: И заставить с собой считаться.

 

Полная версия: ВИДЕО