Материалы прессы

Новости
Из первых рук
Материалы прессы
Газеты и журналы
Журнал FORBES
Журнал Домашний Очаг
Интернет-издания
Информационные агентства
Пресс-конференции
Радио
Телевидение
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« июнь, 2017 »
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Наша кнопка

Пресс-конференция в «Интерфаксе»

ВЕДУЩИЙ: Добрый день, господа. Сегодня мы проводим пресс-конференцию кандидата на пост президента России Ирины Хакамады. Тема пресссс-конференции «Предвыборная программа госпожи Хакамады». Прежде чем мы начнем пресс-конференцию, я прошу вас отключить мобильные телефоны, как обычно, и прежде, чем задавть вопросы, просьба представлять СМИ и ваше имя и фамилию. Спасибо. Мы начинаем. Сначала госпожа Хакамада сделает… скажет несколько слов, а затем ответит на ваши вопросы.

 

ИРИНА ХАКАМАДА: Как вы знаете, во время этой кампании мы открыли общероссийский телефон 8 800 2004 777, и по этому телефону предложили народу подготовить и послать свои позиции по программе демократически оппозиционного кандидата в президенты. Мы этот телефон продолжаем использовать и он будет работать еще месяц даже после окончания президентской кампании, потому что это не чистый PR – это способ впервые создать народную программу, основанную на том, что предлагают люди. Потом эту платформу положить в основу создания демократической оппозиционной партии, которую я могу возглавить в качестве лидера на основании того, что мне предложили люди, с предварительным названием «Свободная Россия».

Итог – поступило 8 000 звонков и предложений. Честно вам скажу, что 50 процентов – это, естественно, жалобы, но 50 процентов – это действительно конкретные предложения, мы их собрали в вот такой документ, промежуточный. Здесь предложения, критика людей по позициям: политика, экономика, реформа армии, социальная сфера. В результате был создан совместный продукт – платформа демократической оппозиции, который мы назвали «Современным людям – современная власть».

В чем ее суть? Является общим местом позиция, что народ получает ту власть, которую он заслуживает. Мы считаем, что этот тезис абсолютно не соответствует текущей обстановке в России. Мы, скорее, сказали бы так: «Народ получает ту власть, с которой он соглашается». Потому что, в конечном счете, все, что я проанализировала за свое существования себя в политики за 10 лет, привело, причем с учетом этих звонков, к следующим позициям. Фактически, власть сегодня российскому сообществу навязывает 3 мифа. Первый миф о том, что народ в России не приспособлен к свободе и демократии. Второй миф о том, что при президенте Путине выстроено сильное государство, основанное на стабильности и сильной власти. И третий миф – это о том, что народ, прежде всего в России, ненавидит нерусских и ненавидит богатых. Значит, все звонки, которые поступили показали картину абсолютно противоположную. Сегодняшнее общество – абсолютно современно. Все, что предложили люди в этом документе носит достаточно профессиональный характер, люди видят изъяны, и рассматривают будущее России в качестве свободной демократической страны. И самая главная претензия – это все таки претензия к власти. Второе – это о том, что люди считают, что в России власть является эффективной и сильной. Люди прекрасно понимают, что эта власть является на самом деле слабой. Потому что все жалобы, которые поступают – это все жалобы на то, что невозможно смотреть телевидение, подавлена абсолютно свобода средств информации, нарушены их права.

Невозможно бороться с репрессивными методами силовиков, там нет никакой справедливости и никакого честного исполнения закона. Это – претензия прежде всего к власти, а только слабая власть осуществляет репрессии. Невозможно проявлять свою инициативу, и за эту инициативу получать нормальное вознаграждение, потому что слабая власть все время опирается на коррумпированную бюрократию, которая подавляет инициативу. Поэтому в конечном счете, в обществе главная претензия не к богатым, главная претензия не к нерусским, что нам упорно навязывают по всем федеральным каналам телевидения. Главная претензия – к курсу бюрократической, абсолютно коррумпированной власти, в этом как раз заключается ее слабость и неэффективность. Поэтому, вывод следующий – на современном этапе власть является абсолютно архаичной и не соответствует современному обществу. То есть, фактически, мы сегодня находимся в том ключевом переходном состоянии, когда для того, чтобы развиваться дальше, необходим курс на демократизацию власти, то есть фактически – курс на модернизацию власти, причем снизу, опираясь на мнения людей. Вместо этого, как мы видим, при Владимире Путине возникает власть коррумпированной бюрократии, которая фактически подавляет свободу человека и является курсом на реставрацию и подавление с помощью реставрации, то есть – воссоздание советской бюрократической вертикали свободной энергии общества. Мало того, сам президент Путин, может быть, так и не считает, может быть он так не думает, но в конечном счете он становится заложником этой власти. Фактически, президент Путин, опираясь на бюрократию, принимает правила игры бюрократии, и таким образом, перекрывает возможность в дальнейшем развиваться России в условиях демократии, и при этом быть эффективной страной для человека.

Поэтому, главные пункты моей платформы, а мы вам ее раздали, они заключаются в следующем. Что делать, или как бы суть нового курса. Первое – это, конечно, демократам нужно признать свои ошибки. Без серьезного анализа того, что осуществляли демократы находясь, или частично у власти, или полностью у власти, или даже не находясь у власти, но влияя на принятие экономических и политических решений, эти ошибки должны быть проанализированы. Главная суть этой ошибки – демократы опять решили модернизировать общество сверху. И поэтому не позаботились о том, чтобы энергию людей включить в процесс преобразования страны у тех, у кого есть силы и возможности, и наоборот – не обеспечили социальной помощью тех, кто на самом деле был достоин уже нормального вознаграждения, то есть – пенсионеров, и, таким образом, не создать себе заранее полную оппозицию и неприятие так называемого демократического курса. То есть фактически демократы пытались строить демократию недемократическим путем, следую византийской, российской исторической традиции. В этом – главная ошибка. Поэтому, наша платформа, моя платформа, зиждется на том, что главный вызов сегодня демократической оппозиции – это вызов, прежде всего, власти и самим себе, для того, чтобы впервые предпринять курс на модернизации России снизу, уничтожая миф о том, что люди, на самом деле в России к этому не готовы. Если при Борисе Ельцине действительно власть была обречена на разрушение советской системы государства, то Владимиру Путина досталась фактически в наследство страна, в которой можно было начинать созидательный процесс, но приняв (правила) игры старой бюрократии и устаревшей системы вертикали, и еще усилив ее, он фактически отошел от проекта модернизации, уйдя в проект реставрационного курса, и поэтому вызов сегодня ко всем демократам – это начать модернистский курс.

Суть его, конечно, это, прежде всего перестроить взаимоотношения власти в треугольнике «Президент – Парламент – Правительство». Поэтому, в отличие от президента Путина, я считаю, что Конституция не является неприкосновенной священной коровой, что в той части, в которой это касается взаимоотношения ветвей власти, она несовершенна и необходимы изменения в Конституцию, прежде всего, выявляя 2 курса: или ответственная власть с помощью президентского правления, или ответственная власть с помощью парламентской Конституции. Я считаю, что необходимо, и мы сегодня все ожидаем структуру правительства, но не понимает, что на самом деле правительство сегодня превращается в абсолютно технический придаток руководства страны, высшего руководства.

Поэтому необходимо ликвидировать параллельное правительство – т.е., администрацию президента. Как вы знаете, я всегда предлагала провести реформу серьезную правительства, реально сократить функции соответствующие министерству, изменить подход к государственной службе, замотивировав чиновника на добросовестный нормальный труд, на связь его результат со своим вознаграждением, для того, чтобы создать прозрачную власть, где карьерные чиновники нанимаются по контракту, а министры являются политическими фигурами.

Какие основные приоритеты должны быть в экономической политике? Конечно – борьба с коррупцией, но, опять же, не с использованием системы, под системой я подразумеваю, конечно, абсолютно коррумпированную бюрократию, т.е. все наивные позиции, что или Фрадков, или в прошлом Касьянов должны быть главными борцами с коррупцией не являются профессиональными. Борьбой с коррупцией должно заниматься, во-первых – общество, для этого надо стимулировать гражданское общество и общественный контроль за тем, что делают чиновники, делая их работу прозрачной, а во-вторых – это должен быть независимый орган, который бы сократил такие функции государства, и уничтожил бы такие законы, которые по своей сути являются коррупционными.

Необходимо ликвидировать олигархию как политическое явление, но опять же – не с помощью репрессивных мер и уничтожением нелояльных олигархов и созданием лояльных новых, которые фактически будут потом заинтересованы в стагнации и в закреплении своих позиций, а двигая реальный закон о лоббизме в парламенте, и определив четкие правила игры, каким образом можно лоббировать свои интересы, как это сделано в развитых демократических государствах. Также необходима четкая процедура при каких условиях неисполнение закона действительно влечет судебное расследование, необходимы прозрачные открытые суды, а самое главное – нужно подвести черту – с какого момента мы начинаем работать вместе и в согласии по единым правилам – власть и бизнес.

Необходимо реально ликвидировать монополизм. Сегодняшние монополии – и «Газпром», и «Железные дороги» АО, и РАО ЕЭС и т.д. на самом деле не являются подконтрольными антимонопольному комитету, по своей сути он абсолютно слаб, и для того, чтобы он был эффективным, это министерство должно носить силовой характер. Для того, чтобы стимулировать количество рабочих мет, нужно прекратить говорить как это делают фактически все представители системы, а я рассматриваю, несмотря на то, что я поддерживаю Глазьева в качестве оппозиционера власти, в том как на него давят, и защищаю его права как кандидата, но с экономической программой абсолютно не согласна. Все, что предлагает и Компартия, и Глазьев, и его бывшая «Родина» - это фактически те же самые черты этой самой бюрократической системы: отнять, поделить, перераспределить, так называемый коммуно-социалисчтический социализм. По своей сути, для того, чтобы решить проблемы людей, нужно дать возможность зарабатывать деньги, для этого необходимо огромное количество рабочих мест.

Поэтому необходимо менять налоговую политику в сторону создания одного системного налога для корпораций, что приведет к легализации всех капиталов и к тому, что будет выгодно платить высокие зарплаты, и для сверхдоходов установить прогрессивную шкалу. Причем, это нужно рассматривать вместе. Нельзя в начале делать прогрессивную шкалу подоходного налога, а уже когда-нибудь в будущем снижать корпоративные налоги. Все делается одновременно. Низкий, эффективный один налог для всех предприятий, плюс – рента, которая действительно является избыточной, и одновременно – повышение подоходного налога на сверхдоходы. Необходимо реализовать социальный проект по отношению к малому бизнесу. Малый бизнес все время рассматривается как источник налогов для бюджета. Малый бизнес надо рассматривать как источник рабочих мест, поэтому на 3 года нужно освободить все малые предприятия вообще от каких-либо налогов.

Для того, чтобы развивался не латентный унитаризм, а существовало реальное федеративное государство, нам необходимо уничтожить систему расщепленных налогов. Т.е. на каждый год планируется разное расщепление налогов, которые поступают в органы местного самоуправления, на региональные бюджеты и на федеральный. На самом деле, каждый уровень власти должен знать – каике налоги он получает без ращепления. Исходя из этих налогов формировать свои мандаты и функции. И самое главное – изменить удельный вес налогов, которые поступают в федеральный бюджет и в региональные бюджеты. В региональных бюджетах должно оставаться более 60 процентов, до 70 процентов всех собираемых налогов, чтобы стимулировать реальную децентрализацию экономическую и реальный стимул к тому, чтобы регионы были самостоятельными.

Необходимо повышать действительно заработную плату судьям, об этом пишет народ постоянно. Судебная система никого не устраивает, она не по карману простому человеку, и жутко коррумпирована. Телефонное право и подкуп судей должны быть исключены. Они должны точно также нести за это наказание, но при этом их оплата труда должна соответствовать их нормальной жизни.

Необходимо внести в практику действительно реальную процедуру парламентских расследований, чтобы преступления высших должностных лиц имели возможность быть раскрытыми. Все трагические случаи показали, что все, что ни происходит в Росси – это прежде всего ложится бременем на плечи обыкновенных людей, но наказание высшие чиновники за это не несут.

Необходимо предоставить реальную свободу средствам информации, т.е фактически приватизировать все региональные и федеральные каналы телевидения, ликвидировать государственную монополию на передачу информации. Второй канал телевидения, это закон, подписанный в том числе и мной, лежит в парламенте, превратить в общественное телевидение. И только таким образом мы сможем узнать правду.

Мира в Чечне необходимо добиваться всеми возможными политическими инструментами, включая и те возможности, которые предоставляют в качестве посредников международные организации. Должны нести наказание все те, кто разжигает межнациональную рознь. В том числе – и политические лидеры. В многонациональной стране начинать стравливать людей разных национальностей друг с другом под любыми лозунгами, даже политическими, во время выборов, должно быть абсолютно наказуемым, и не иметь никаких прецедентов в такой стране, как Россия. В противном случае мы получим катастрофу.

Силовые ведомства не должны быть национальными изгоями, когда все валится только на них. Мы должны прекрасно понимать – любой демократической, сильной державе и нужны спецслужбы, и нужна сильная контрактная профессиональная армия, компактная, и соответствующая вызовам, и нужны внутренние войска, которые обеспечивали бы безопасность граждан. Но это не имеет никакого отношения, когда вместо выполнения своих функций за достойное вознаграждение, т.е. без каких-либо реальных реформ, а, как вы знаете, реформа в армии уже объявлена министром обороны, что она завершена, когда без каких-либо реформ на самом деле рядовых военных отправляют на получение соответствующих вознаграждений в виде взяток с общества, фактически разлагают силовые структуры, а потом не понимают, почему они работают так непрофессионально.

И, наконец, необходимо внести в практику на уровне закона постоянно общение власти с обществом. Поэтому необходим общественный контроль, и контроль со стороны отраслевых организаций, работодателей, наемных работников, за тем законодательством, которое принимается в данной отрасли. Т.е. фактически закон о независимой общественной экспертизе важнейших государственных решений должен заставлять обсуждать любые публичные изменения во власти, любые проекты, должен обеспечивать возможность обсуждения в стране не только политического курса, но и принимаемых в будущем решений в области как экономики внутренней, так и внешней политики. То что мы сегодня видим, все эти интриги с перестановками и т.д. показывают: Россия абсолютно непредсказуемая страна, все решения принимаются в кулуарном, закрытом порядке, гражданское общество получает все, как лже-статус-кво, без какого-либо обсуждения. И те времена, когда в принципе мы могли участвовать и прогнозировать политические события в России, не успев достаточно твердо утвердиться в стране, ушли куда-то навеки веков.

Таким образом, моя платформа – это платформа действительно будущей демократической партии ,которую я собираюсь создать, опираясь на эти голоса после выборов, и в конечном счете ляжет в основу нового курса, потому что я считаю, что сегодняшнее голосование 14 марта – это даже не голосование за разных кандидатов по типу нравится / не нравится. Сегодняшнее голосование за Путина, или за Хакамаду – это голосование за 2 разных курса. И если курс Владимира Путина – это курс статус-кво, или реставрация, то мой курс – это курс обновления власти в соответствии с требованиями общества. И даже  я никогда в будущем не стану президентом, и даже если демократы не смогут целенаправленно, объединившись,  двигать этот курс, Россия – объективно обречена на то, чтобы выйти на этот модернистский проект. Другое дело, что если мы не будем в нем участвовать, это произойдет через 15 – 20 лет. Если же мы займем активную позицию и будем работать профессионально, несмотря на зажим, и несмотря на цензуру, то мы сможем это сделать в ближайшее 6 – 7 лет, во вском случае – реально подготовиться к следующим выборам.

 

Спасибо!