Материалы прессы

Новости
Из первых рук
СОВЕТ при Президенте РФ
Материалы прессы
Газеты и журналы
Журнал FORBES
Журнал Домашний Очаг
Интернет-издания
Информационные агентства
Пресс-конференции
Радио
Телевидение
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« апрель, 2017 »
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Наша кнопка

Ирина Хакамада: «В каждом из нас есть дар Божий»

 


 

Бизнесвумен, в прошлом - политик, ученый и просто интересная женщина рассказывает о том, как стать личностью, о секретах жизненного успеха, предопределенного образованием, об  интеллектуальном потенциале нации, о рисках и проблемах воспитательного и образовательного процесса.

 

 

- Вы занимались и бизнесом, и политикой, и наукой, сейчас вы – бизнес-тренер, то есть вы — то, кто называется разносторонней личностью. А как вы считаете, что такое личность?

 

- Я по своим взглядам – глубокий индивидуалист. Несмотря на возраст, я, скорее всего, человек XXI века. Не отрицаю, что человек – существо общественное, но я выступаю за коммуникацию между индивидуалистами. Не за подчинение в виде пирамиды главному авторитету, а за коммуникацию равных. Именно поэтому я придерживаюсь взгляда, что сначала каждый должен найти себя, а потом обеспечить обратную связь с миром. Так как человек, который себя не нашел, а перекладывает ответственность за свою жизнь на других – на психолога, на тренера, на учителя, не может быть креативным, принимать нестандартные решения в нестандартной ситуации. Мы живем во время перемен, когда всем приходится решать все очень быстро. А оказалось, что мы не можем прогнозировать ни курса рубля, ни политические события...

Существуют две крайние точки подхода к проблеме личности, особенно в образовании. Одна из них - советская модель, другая - совершенно от нее отличная, так называемая горизонтальная. В советской модели есть опыт воспитания коллективного бессознательного, воспитания человека как части коллектива. Есть опыт воспитания и в либеральной модели. Самый яркий ее пример -  одна из американских школ, которая существует уже более 45 лет. В нее берут детей в возрасте 6 лет и учат до 18-ти. В этой школе нет классов, предметов и преподающих учителей. Там есть только правила, которые должны соблюдаться всеми. Все дети передают друг другу знания горизонтально, собираясь во временные коллективы по интересам. Ребята сами выбирают, чем им заниматься. Даже могут менять общие правила жизни в школе. Все знания они получают в виде игры. В результате выпускники этой школы – очень креативные люди. Этот феномен замечен и социологами, и психологами.

 

- Чего не хватает, по вашему мнению, современному молодому поколению?

- Несмотря на напичканность информацией и знание самых современных информационных технологий, современное поколение теряет креативность, не умеет действовать в нестандартных ситуациях. От этого страдают компании, в которые приходят молодые, казалось бы, много знающие менеджеры. Но они сами не могут принять ни одного стоящего решения, они могут только исполнять. За риски, как ни странно, берется предыдущее поколение, у которых не было того образования и тех благ, что у нынешнего. Оказывается, ключ к этому феномену, как считают эксперты, в том, что достаток в семьях приводит в развитых странах к тому, что у ребенка мало свободного времени и очень мало игры. В школе у ребенка учитель, из школы пришел – тренер, репетитор. Родители решили, что ребенок должен быть занят каждую минуту. Поэтому во дворах никто не играет, свои правила никто не устанавливает, лидеров никто не выбирает. Креативность, заложенная в детях природой, исчезает. Я считаю, что истина  при воспитании личности лежит где-то посередине между этими двумя крайними подходами. 

 

- А у вас есть какие-то конкретные идеи, как можно было бы креативность развивать в современных российских условиях?

- Нужно, прежде всего, начать уважать личность. Самодостаточную личность, осознающую себя и свои интересы, обладающую инструментами, с помощью которых эта личность может добиться претворения интересов в жизнь. Я считаю, что такая личность присутствует в каждом ребенке с рождения. Этим он отличается от животных. Поэтому, на мой взгляд, главный принцип в образовании - мотивация и раскрытие личности. То есть, не напичкать знаниями, а замотивировать ребенка на самореализацию, раскрыть в каждом чудо, которое уже содержится в нем. А дальше он сделает все сам. Мне говорят, что это романтизм, я же отвечаю, что нельзя учить литературу по хрестоматиям. Надо кидать ребенка в культуру, как в воду. Так учили и Пушкина, и других великих – все по первоисточникам. Когда ты читаешь, например, «Евгения Онегина», ты сам решаешь кто позитивный, а кто отрицательный герой. Никто не должен в это время стоять над тобой с указкой. В школах  уже с 12 лет обучение должно проходить, как в вузах. Есть семинар по литературе, и к нему ты должен прочесть кусок произведения. И уже потом вместе с учителями и другими ребятами его обсуждать. Только так ребенок может постичь глубину той же «Войны и мира».

- Вы считаете, что внутренний, субъективный мир ребенка важнее, чем окружающий его объективный мир?

- Со мной трудно говорить на эту тему, так как я экзистенциалист и идеалист. Считаю, что тот мир, который находится внутри тебя, он и есть объективный. Меня не интересует, что думает окружающий мир о моей жизни. Моя жизнь абсолютно материальна и будет такой, какой я сама ее сделаю. Собака смотрит на нас и видит нас другими, чем мы есть на самом деле, или остальные люди. Чей мир объективен в этом случае – мой или собачий? Какого цвета красная картина в темной комнате? На объективность, по-моему, могут претендовать только физики и математики. Они открыли объективные законы, такие как закон всемирного тяготения. Но даже они считали, что и это относительно, многие верили в Бога и полагали, что есть еще какая-то более сложная истина. А мы, еще ни до чего не докопавшись, претендуем на истину в последней инстанции.

Но про себя нужно понять, кто ты есть. Это и надо воспитывать в детях. А мы с детства убиваем в них индивидуальность, потом еще и жизнь накладывает свой отпечаток. Она их заставит быть коллективистами, чтобы зарабатывать деньги.  И человек становится беспомощным, он становится частью стада. И глубоко несчастным. Он может себя чувствовать более-менее счастливым только в стабильное время. А в нестабильные времена он не знает, что делать. Сегодня он работает, а завтра его уволили. Сегодня его компания процветает, завтра -  международные санкции, рубль упал, и он на улице. Если с детства в нем воспитали творческое отношение к жизни и самому себе, то для него это – вызов, ему даже интересно. Он будет пробовать что-то другое. А для тех, в ком личность убита в школе или институте, для них все кончено. Дальше – пьянство или наркотики.

 

- Вы полагаете, что  школьная программа должна быть по-другому построена?

- Да, и более того, я считаю, что в школах учителя должны писать диссертации, там должны быть кафедры. Они должны изучать детскую психологию. У них должен быть один день среди недели выходной - библиотечный день. Они должны иметь широкое мировоззрение, быть очень развитыми людьми, нести новые знания.  Тогда в школу придут мужчины. А сейчас учитель средней школы зачастую знает меньше, чем продвинутый ребенок.

 

-Сейчас есть тенденция к укрупнению образовательных учреждений. Как вы к ней относитесь?

-У нас то укрупнение, то разукрупнение. Это все связано с деньгами. Сейчас на всем экономят. Факультативы везде платные. Получается, что первое, на чем мы экономим, – на интеллекте нации. Мы воспитываем необразованных рабов, безответственно относясь к тому, как Россия будет отвечать на вызовы XXI века. Я читаю лекции студентам, и у меня иногда волосы встают дыбом от их невежества.  

 

- Что же нужно делать?

- Взять ответственность за интеллект нации и понять, что личность развивается именно от индивидуального к коллективному. Если наоборот, то вы воспитаете раба, который никогда не сможет стать эффективным. Вначале нужно стимулировать индивидуальность, а потом зрелую индивидуальность приводить в коллектив. Тогда все будет органично. Я не отрицаю коллектива. Я работала в министерстве, в абсолютно чуждой для меня среде. Имея твердые взгляды, я все же налаживала коммуникацию со всеми. Я говорила с министром на его языке и добивалась подписания постановлений по малому бизнесу. Но чтобы уметь находить общий язык со всеми и добиваться поставленных целей, нужно быть зрелой личностью.

 

- Во время своих лекций по предпринимательству вы приводите примеры таких состоявшихся бизнесменов, как Ричард Брэнсон, Стив Джобс или наш Чичваркин, они тоже добились успеха потому, что являются личностями?

- Да это люди «self-made» - т.е, которые сделали себя сами. Но нужно учесть, что они делали себя в конкурентной среде. Например, Стив Джобс – это продукт Кремниевой долины. Это ведь не «Сколково», там государственных денег не было. Пустые земли, на которых были построены офисы, просто их можно было снять за копейки и начинать работать.

 

- По-вашему, значит, молодые специалисты должны больше соприкасаться с действительностью? У нас с одной стороны жалобы на переизбыток экономистов и юристов, с другой, на рынке труда требуются, в основном, менеджеры по продажам…

- Ну менеджеры по продажам это же не теоретики, а практики, другое дело, что продать они ничего не могут. Я недавно общалась с будущими маркетологами и поняла, что они ничего не понимают в маркетинге. Мало того, профессиональные маркетологи, уже работающие в корпорациях, часто тоже ничего в нем не понимают. Они путают маркетинг с рекламой. Тратить корпоративные деньги на покупку телевизионного времени, чтобы разместить рекламу «Покупайте нашу продукцию!», каждый дурак может. Маркетинг – это совсем другое. Он состоит в том, чтобы произвести продукт, который соответствует запросам представителей определенного сегмента рынка, учитывая при этом конкуренцию. Маркетинг – это «легко, дешево, доступно», учитывая при этом еще и некий Х-фактор. То, что реализовал Стив Джобс: IPAD – достаточно доступен и легок в управлении, при этом очень красив. Гаджеты превратились в любимую игрушку именно с его подачи. Но ведь этому не учат в  вузе. У нас нет творческой среды, творческой энергии у масс. Был бы развит малый и средний бизнес, были бы понятные правила игры, не было бы дикого воровства госкорпораций, у нас бы все выросло – и преподаватели, и бизнес. И пошла бы здоровая конкуренция. А сейчас вы так просто не решите ни одной проблемы. У нас среда угнетает личность. И личности в ней трудно сформироваться. На глине ничто не растет – ни ромашки, ни лютики. Вот если вы взрыхлите почву и дадите тем самым мотивацию на творчество, тогда и вырастет все. В том числе и образованное поколение. Конечно, всегда будут те, кому ничто не интересно, как бы ты ни взрыхлял для них почву. Реформы назрели, и поэтому сейчас сформировалась опасная тенденция – многие образованные люди начинают своих детей просто вывозить из страны.

 

Я думаю, единственная возможность сохранить интеллектуальный потенциал страны – это превратить школу в мини-институт, со своими кафедрами. И даже в первых классах стимулировать творчество, давать детям с первого по пятый классы максимум игры. Чтобы не было парт, за которыми ты должен сидеть, не шелохнувшись, 45 минут. Даже таблицу умножения нужно выучивать в процессе игры. Усложнять эту деятельность от класса к классу, а класса с девятого приучать школьников учиться по вузовской системе. Конечно, никаких уроков физкультуры, которые порождают желание принести справку о том, что ты болен. Только спортивные секции. Нужны бассейны, баскетбол, футбол, теннис доступные для всех. И не только для частных школ, которые зачастую, гладя по головке чад богатых родителей, просто выращивают потребителей.

 

-   В своей книге «Дао жизни» вы говорите, что сейчас сместились приоритеты жизненных ценностей: в центре – деньги, затем слава, статус, а профессия на последнем месте…

- Потому, что современное общество – это общество потребления.  Не важно, чем ты занимаешься, главное, чтобы тебе хватило на «Louis Vuitton» и «Мерседес». Мне даже нравится, что сейчас такой кризис. Он заставляет людей, которые не нуждались ни в чем, соображать, как же теперь обеспечить прежнее качество жизни. Я же проповедую другую модель успеха – модель Дао человека. Она особенно применима к человеку после 30 лет. До этого можно пробовать себя в различных сферах жизни. Найди себя, пойми, что тебя вдохновляет, найди такую работу, которая изменит мир к лучшему, и ты сможешь сказать себе, что ты реализовался. Например, жена Парфенова открыла ресторанчик «Поехали» и счастлива, хотя была прекрасной журналисткой. Она счастлива. Значит, «бабки» - не главное! На первом месте должен быть лозунг: найди себя!  Причем, за жизнь иногда приходится несколько раз себя искать, так как может наступить момент, когда ты чувствуешь – все, иссяк…  А только потом должны быть деньги. Они нужны, потому что бедность убивает интеллект. Но тебе их надо ровно столько, чтобы свободно делать то, что для тебя на первом плане в жизни. Поэтому надо делать свое дело так, чтобы тебе платили достойные деньги. Но здесь должно быть разумное ограничение: если ты будешь зарабатывать миллиарды, тебе придется забыть о своем призвании – надо будет деньгами управлять. И ты тогда подумаешь, на что тебе пятый дом или яхта, ведь забота о них требует времени и сил.

На третьем месте – создание коллектива единомышленников. Ты должен жить и работать с людьми, с которыми тебе будет комфортно. Если ты работаешь в компании с людьми, которые тебе не нравятся, велик риск подорвать свое здоровье, ты там постоянно будешь «на нервах». Даже за большие деньги нельзя соглашаться на это. Если ты работаешь в маленькой компании за скромные деньги, но в хорошем коллективе, старайся продвинуть свою компанию, чтобы получать больший доход, но не меняй ее на деньги. И еще один принцип – не старайся всем нравиться. Человек не должен ломать себя, ориентируясь на мнение соседей или коллег. Помни, твоя жизнь принадлежит только тебе. Главное – понравиться самому себе. Вот это – мое Дао, это моя жизнь. Я не пытаюсь быть хорошей для всех, и когда меня оскорбляют я не злюсь, я наблюдаю… Вот что по-моему значит самодостаточность.

 

- Сейчас очень модны различные духовные тренинги, все стараются понять в чем их миссия, как вы думаете, насколько это важно?

- До 30 лет – никакой эзотерики. Нужно просто «пахать» на каждом рабочем месте и думать о том, что ты можешь взять оттуда для своего развития. Я всегда искала лучшую для себя позицию. В Госплане мне мало что нравилось, но я нашла для себя интересную лакуну – никто не занимался соединением территориальных и отраслевых пропорций в экономике. Поскольку я занималась уже наукой, была в аспирантуре, я написала статейку на эту тему, мне дали статус младшего научного сотрудника. Но я вытащила все полезное для себя из Госплана и даже из работы ночным сторожем. Мне пришлось им быть в пору, когда я оказалась безработной. По ночам я прочитала всего Алена Роб–Грийе, который является идеологом «нового романа». Его даже многие филологи не читали. Он пишет без точек и без запятых, вначале читать трудно, но затем у вас вспыхивает в мозгу художественная картина, как будто кино смотрите. После 30-ти можно и поинтересоваться эзотерикой, но чуть-чуть. Почему еще важно себя найти? Потому что в каждом из нас есть дар Божий. Если ты его нашел, то Бог дарит тебе всю Вселенную и кучу энергии в придачу. Когда ты его нашел, то должен им поделиться со всеми. Но без труда и риска тут не обойтись. Никто на тарелочке тебе ничего не принесет. Поэтому к магам и гадалкам ходить нечего – надо дело делать.