Материалы прессы

Новости
Из первых рук
Материалы прессы
Газеты и журналы
Журнал FORBES
Журнал Домашний Очаг
Интернет-издания
Информационные агентства
Пресс-конференции
Радио
Телевидение
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« май, 2017 »
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Наша кнопка

Интервью журналу Стольник

Вы – главная женщина либерал в России, сейчас ведете мастер-классы по стилю жизни. Ваши мастер классы можно презентовать как кейс, как образец искусства жить по-либеральному?

Я бы не хотела называть это либеральным, потому что не каждый человек на это способен, а мастер класс проще – искусство жить так, чтобы получать удовольствие от каждого прожитого дня, даже если обстоятельства меняются в худшую сторону. Вы можете этому научиться, даже если вы не либерал, вы можете быть кем угодно, хоть фанатом Сталина, но если вы чувствуете себя несчастным, я научу, как это исправить, не трогая ваших ценностей. Это возможно. Вы выстраиваете систему ваших ценностей, потом вы смотрите ваш бюджет, а дальше вы начинаете оптимизировать. При оптимизации сокращению подлежат расходы на тряпки, расходы на питание – питаться всегда можно здоровее и дешевле, ведь дорогое питание это, как правило, нездоровое питание. Питание, одежда, машина, квартира, ремонт – все это можно оптимизировать. Нельзя отказываться от спорта – нужно придумывать дешевую модель, но всегда им заниматься, нельзя отказываться от искусства, надо ходить в театр в кино, нельзя отказываться от увлечений, более того, если их нет, их надо отыскать.

Кажется, что либералом можно быть только умом и душой или у либерализма есть свой стиль, свой облик, как, например, у фашистов с их любовью к подтянутым волевым силуэтам, героическим профилям и милитари аутфитам?

Конечно, есть стиль. Касательно стиля, либерала довольно легко вычислить в любой стране. Людей из либеральной партии, которая чаще всего в меньшинстве, даже в европейских странах будет заметно сразу: юмор, демократичность в одежде, легкость, необремененность статусом и чином – все это сразу бросается в глаза.

Вы последовательный либерал, начиная от своих полит убеждений заканчивая семьей и бытом?

Именно этого не хватило нашим либералам. Как тебе нравится жить, так и сделай в стране, чтобы это нравилось всем. Нельзя быть либералом дома, сюсюкаться с женой и детьми, уважать их права, а потом давить на все население. И наоборот, дома быть деспотом, а потом изображать из себя либерала - это все вранье. Именно поэтому в 90ых я писала – как есть бытовые вши, так есть и бытовые либералы. Я бытовой либерал, я несу ровно то, как мне комфортно жить. Поэтому я вводила упрощенную систему налогообложения, вазюкалась с этим малым бизнесом, потому что это мое - в малом бизнесе человек много работает, но он свободен, в отличии от огромных корпораций, где он винтик в большом механизме.

Вы считаете себя интеллектуально гибким человеком?

Я научилась, я не была такой гибкой, но я научилась. То есть стержень у меня не меняется, в этом плане я либерал, либерал и еще раз либерал, и сколько буду жить, столько и буду отстаивать эту позицию, пускай даже это не модно, пятая колонна, ругательство и т.д. Я буду биться за это, и плевать на всех, но с другой стороны, если я слышу человека, который думает по-другому, я с ним не спорю, потому что взрослого человека практически нельзя переубедить, скорректировать взгляды можно только у того, кто к тебе обращается и просить тебя объяснить что-либо, что он не понял. Если же человек четко живет в своей системе ценностей и начинает провоцировать разговор, чаще всего я от него уйду, скажу – может быть, ты в чем-то прав – и не буду тратить энергию на доказательства и споры. И в этом моя гибкость.

А касательно своих собственных взглядов, часто ли вы подвергаете их пересмотру?

Когда я выходила четвертый раз замуж, я была консерватором-романтиком, думала, что вот я выйду замуж в четвертый раз и все исправлю, и это будет идеальный брак и мы будем жить душа в душу, никто не будет никогда никому изменять и мы умрем в один день. Потом я поняла, что так не бывает, значит, нужно дать еще больше свободы моему мужчине, сколько он мог съесть и при этом сохранить семью. Это очень большая работа: не ревновать, не обижаться, не доводить до скандалов, а понять этого человека, понять, что, либо "до свидания", либо нужны другие правила игры, что бы все были довольны. Я пришла к тому, что нужно разделить семейное пространство на три части – мой мир, его мир, а посередине то, что нас духовно объединяет. Прежде всего, духовно – если этого нет, то все. Потому что секс это чепуха, а духовное это другое дело. Потому что когда есть интерес, когда есть обмен друг с другом, когда вы можете сесть вечером и говорить до утра, зная, что вам утром на работу, но вы не можете оторваться – это и будет семья, я поняла для себя этот принцип, все остальное меня не интересует. Это тяжелейшая работа над собой, но надо к этому придти, чтобы потом получать удовольствие.

Вы экономист, получили образование еще при советском союзе. Как так получилось, что вы стали ревностно исповедовать либеральные взгляды тогда, когда они не просто не были мейнстримом, как сейчас, а вообще были на грани закона, фактически преследовались?

Медленно, это эволюционный процесс формирования моей личности. Я была ребенком некрасивым, неинтересным, робким и на меня мало внимания обращали родители, то есть помощи не было никакой. Меня любила мама и все, отец вообще по-русски почти не говорил, и поэтому так получилось, что я искала постоянно людей, с которыми мне было бы интересно. Я нашла компанию Константина Борового, они все были меня на 10 лет старше, все были полудиссидентами. Потом мой брат стал возить мне чемоданами вместо тряпок ту русскую литературу, которая печаталась не печаталась в СССР, и я всего этого набралась выше крыши. А потом уже, когда я успешно занялась предпринимательством, я поверила свои возможности, и у меня мелькнула мысль, как все это совместить и работать уже на изменение режима в России. То есть это происходит медленно, постепенно, но первый шаг – ты несчастен. Вообще человек формирует свои ценности только проходя испытание отчаянием, что он одинок, что он никому не нужен - одни уходят вообще, в уединение, а другие выходят на другой контакт с миром. Вот я переборола себя, я была интровертом, была косноязычная, не умела общаться, боялась людей, молчала в семье, везде. Даже диагноз поставили аутизм, я молчала до 3 лет. А все началось с Чехова, когда я в 14 лет прочитала в его письмах фразу о том, что нужно по капле выдавливать из себя раба.

Многие ушедшие в частный бизнес после развала СССР  в скором времени разочаровывались в свободном рынке, некоторых он прямо ужаснул...

А мне понравилось! В этом диком хаосе я почувствовала воздух свободы. И мне нравилось брать на себя ответственность. Многие испугались, потому что видели только негатив: не видели позитива в том, что они читают, то, что книги продаются, больше не дают взятки спекулянтам, можно было покупать, появился выбор. Это была свобода, когда ты можешь сам заработать. Но им не понравилось, потому что СССР вырастил патерналистов: пусть я буду нищим, пусть я буду бедным, но меня опекает государство, вся ответственность на нем – я не буду думать о своей пенсии, как проживу, квартира у меня государственная, то есть минимальный уровень мне обеспечен.

Это была революция экономистов. Сегодня в тренде противопоставлять текущий момент как раз 90-ым, что сейчас исправляются те ошибки и несправедливости, которые имели место после распада СССР.

Это искусственно все. Бардака сегодня еще больше, а чтобы найти внутри страны врага, придумали страшилку про 90-е, потому что это безответственно: легко сказать, что тогда все было неправильно. А сейчас еще хуже – при таком количестве денег в стране уровень бедности нисколько не упал, а количество супербогатых выросло значительно и разрыв между бедными и богатыми достиг таких масштабов, которых не было даже в 90ые. Мы идем по латиноамериканскому пути.