Материалы прессы

Новости
Из первых рук
Материалы прессы
Газеты и журналы
Журнал FORBES
Журнал Домашний Очаг
Интернет-издания
Информационные агентства
Пресс-конференции
Радио
Телевидение
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« июнь, 2017 »
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Наша кнопка

Ирина Хакамада: Не могу позволить, чтобы об меня вытирали ноги


 

В апреле Ирина Хакамада отметила большой юбилей. Единственная женщина, баллотировавшаяся в президенты, в последние годы отошла от государственных дел и теперь ведет мастер-классы и пишет книги для тех, кто в поиске себя. «Собеседник» поговорил с Ириной Муцуовной о том, в чем она сама нашла себя, когда оставила политику.

 

«Чтобы писать хокку, надо быть японцем»

– Как отметили юбилей?

– Концептуально. Первое желание было – уехать из страны.

– Совсем?

– Только на юбилей. Если бы возникло желание уехать совсем, я бы давно уехала. Но по поводу дня рождения друзья сказали, что так нельзя – они привыкли, что я каждый раз всех собираю. Среди них нашелся спонсор, который сказал: делай, что хочешь, я все оплачу.

– И что вы сделали?

– Я придумала вечеринку «Светлая сторона Луны». Моя любимая группа – Pink Floyd, у них есть альбом «Темная сторона Луны». Но поскольку нужно быть оптимистом, я решила, что у меня будет светлая сторона. Вечеринка была в стиле 20-х годов XX века. Мы живем в XXI веке, но тоже в начале – в трагические, переломные времена, и не понимаем, что будет с нами в будущем. Такое вот у меня было поэтическое настроение.

– Давно хочу спросить: вы говорите по-японски?

– Нет, не говорю. Мой отец принципиально меня не учил. Он был революционером, который мечтал построить сталинскую Японию, поэтому попросил убежища у Сталина, получил гражданство и все остальное отмел. Он работал переводчиком – на работе, конечно, говорил на японском, но не дома.

– Сами не пытались выучить?

– Я была очень ленива и ничего никогда не пыталась – плыла по жизни, ни о чем не думая. Потом захотела поступить на японское отделение в МГУ, но не добрала балл.  Иероглифы могу скопировать, потому что увлекаюсь каллиграфией, но по памяти нарисовать не смогу.

– А хокку сочинить экспромтом?

– Чтобы сочинить талантливое хокку, нужно мыслить как поэт-японец. Мы, европейцы, так не можем. Я ощущаю себя наполовину азиаткой, не обязательно японкой, – азиаткой рисовой культуры.

– Что это значит? Особый характер?

– Я достаточно интровертна, очень самолюбива и принципиальна. И не предаю своих ценностей.

– Каких?

– Ценностей личности. Я имею право в рамках закона говорить что думаю, даже если это кому-то не нравится. Я имею право отстаивать человеческие интересы, если они не противоречат законам. Никто не заставит меня изменить самой себе и делать то, чего я не хочу. Если вы свободный человек, и у вас нет страха перед самим собой, вас никто не сможет унизить. Поэтому деспотичные люди очень боятся свободных людей и пытаются из них сделать рабов. Если не получается, избегают или уничтожают их.

 

«Мужчин надо предупреждать заранее»

– Вы сами когда-нибудь сталкивались с деспотами?

– У меня был такой опыт. Один из моих предыдущих мужей пришел домой усталый и решил выместить это на мне: начал грубо говорить о том, что я приготовила на ужин. Я тоже пришла с работы усталая, к тому же готовлю очень хорошо и вкусно. Я успела сделать ужин, чтобы мужчине было приятно, а он начал хамить. Не могу позволить, чтобы об меня вытирали ноги. Запустила сковородкой прямо в мужа, он увернулся, но все мясо с картошкой посыпались ему на костюм. Он взбесился, было ощущение, что он меня убьет.

– Ужин жалко. Что было потом?

– Жалко свою душу. Потом я сказала все, что думаю по этому поводу, с использованием абсолютно ненормативной лексики. Я ее запомнила, когда пыталась взять стройматериалы на складе во время перерыва. Смысл был такой: вот дверь, не нужно здесь находиться – нужно взять чемодан и уйти. Муж начал хохотать, сказал, что я в гневе прекрасна. Мы помирились, потом прожили вместе достаточное количество лет, и ни разу таких ссор больше не было. Мужчина запоминает какие-то вещи и понимает, как можно себя вести, а как нельзя.

– Чему вы учите женщин на своих семинарах? Разве можно вообще научить быть счастливой, или, как сейчас говорят, найти себя?

  Я учу, что нужно обо всем говорить до брака, в том числе о вашем желании самореализовываться. Надо предупреждать, что, если будет ребенок, вы все равно хотите быстро вернуться в активную деятельность, что не будете домашней хозяйкой. Нужно приучать мужчину, чтобы он не трезвонил тысячу раз в день и не проверял, с кем ты. С патологической ревностью можно иметь отношения, но не семью. Девушкам сейчас главное – выйти замуж. Не важно, что деспот, что бьет, что ревнивец. Потом каждая вторая остается одна с ребенком и всю жизнь страдает. Надо вести себя так же, как при приеме на работу. Недаром же есть брачные контракты, там все можно описать.

– Мужчин пугает, когда женщины ведут себя, как мужчины...

– Я отношусь к женщинам, в которых никто не влюблялся с первого взгляда. Я как раз всегда заговаривала, как мужик. Потому что сначала умная, а потом уже красивая.

– Это правда, вы красивая.

– Мужчины, кстати, так не считают. У меня был такой опыт: я жила с мужчиной, который сомневался в моей внешности, но запал на мою личность. Он несколько раз говорил, что я никакая. Но я его очень любила. Я вкладывалась в эту любовь, но надолго не хватило. И когда он влюбился окончательно, я ушла.

 

«Займитесь шикономией»

– Как же полюбить себя так, как сумели вы?

– Полюбить себя можно с помощью одной фразы: «Жизнь кончается у всех». Может, будет где-то еще, но на этой земле она одна. Если не любите себя, не любите эту жизнь, второго шанса не будет. Ни одного дня не повторится, поэтому нужно каждую секунду получать кайф. Это и называется искусством жить. Не перекладывайте ни на кого ответственность – ни на мужчину, ни на страну, ни на родителей. Это только ваш проект.

– Давно вы к этому пришли?

– Я это почувствовала ярко, когда поняла, что хочу преподавать, а нет никаких возможностей. В итоге в 30 лет стала доцентом. Второй раз я это почувствовала, когда обнаружила, что не могу прокормить гениального мужа и детей, и рванула в бизнес. Это было рискованно, но я получила свободу и опыт. Самый высокий уровень любви к себе я почувствовала, когда снова поменяла жизнь и решилась уйти в политику в 1993 году. Все отказались мне помогать, муж не дал мне денег, хотя они у него были. Я нашла их сама, занималась политикой, в очередной раз вышла замуж, родила ребенка. Расписывала всё на каждый день: здесь партийный клуб, здесь поцелуй ребенка, совещание, доклад, вечером театр, в субботу идем вместе в кино. Я это делала, потому что очень хотела жить, и понимала, что это только мой проект, и, если я чего-то не успею, никто мне ничего не подарит.

– Вы когда-нибудь опаздываете?

– Никогда и никуда. Сплю по 6, по 5, по 3 часа, если много работы. Но я всегда в нормальном состоянии. Активные люди могут долго держаться на очень коротком сне. Последние три дня я спала по 4 часа из-за самолетов: иногда вылет в 6 утра, а лекцию ты закончила в 11 вечера. Прилетел домой – график сбит, сделал все самое нужное,  попробовал отключиться днем на час. И вечером ты уже в норме. Энергия жизни позволит справиться с любым графиком.

– Раньше все жаловались, что на театры, кино и отпуск не хватает времени, а сейчас, к сожалению, многим не хватает уже и денег. Как быть?

– Надо заняться шикономией.

– Чем?

– Это когда вы выглядите и живете шикарно, но расходы оптимизируются. Вы меньше покупаете тряпок – можно надеть юбку за 3 копейки с распродажи со старой дорогой кофтой, и никто ничего не заметит. Но вы не экономите на искусстве жить. Если любите театр, то покупаете билетики на приставные стульчики, на галерке. Если хотите дорогой рок-концерт – берете балкон или стоячие места. Когда был концерт Мадонны во Франции, у меня не было на него денег, и мы купили стоячие билеты – простояли 5 часов. Но зато стояли близко, все было видно, и вокруг были фанаты. И было очень весело. Всегда можно найти выход.

– Вы из политики ушли, но следить за происходящем, конечно, не перестали. Что думаете об этом?

– Сейчас реализуется модель постоянной мобилизации населения против внутренних и внешних врагов для решения выборных проблем – удержания у власти правящей элиты. Кругом враги – то Америка, то пятая колонна. Такая модель не имеет экономического будущего, она не формирует креативных самостоятельных людей, готовых рисковать и брать на себя ответственность. А такие нужны, потому что только они смогут решить проблему импортозамещения, создания новой экономики, убирания коррупции, создания новых технологических проектов.

 

«Говорите с 12-летними как с взрослыми»

– Говорят, японцы своим детям разрешают все. Вы своих также воспитывали?

– Да, я все разрешаю. Когда мне не нравится, что они делают, я объясняю, что им это не выгодно.

– Они слушаются?

– Мой сын не хотел приходить домой ночевать лет в 12. Я этого боялась. Спросила, нравится ли ему, что у меня много мужей. Он ответил: «Нет». – «Хочешь жениться по любви и умереть с женой в один день?» – «Да». Тогда, говорю, открою один секрет: всегда ночуй в своей постели. Он повесил трубку, подумал и приехал домой. Это называется мотивировать. Не орать, а говорить с 12-летним ребенком как со взрослым человеком. Сейчас сыну уже 36 лет, он топ-менеджер в крупной компании, у него четверо своих детей. Он живет с одной женой, и они счастливы.

– То есть сработало?

– Сработало.

– Говорят, что именно вы изобрели такую штуку, как психологическое айкидо. Это правда?

– Психологическое айкидо есть в восточных науках. А я изобрела айкидо переговоров и коммуникации.

– Что это значит?

– На агрессию не отвечать агрессией, но все равно добиваться своего. Это действует, к слову, и в личных отношениях. Например, муж говорит, что не хочет, чтобы вы уходили, а у вас девичник. Вы говорите: хорошо, я останусь, а чем мы будем заниматься? У него сразу пропадает желание вас задерживать. Или он придумывает: мол, ужин приготовишь, кино посмотрим. Вы опять соглашаетесь, быстро и вкусно готовите ужин, включаете футбол или боевик и уходите. В перерыве он звонит: «Ты где?» – «На девичнике». – «Ты же обещала остаться». – «Ой, забыла. Сейчас приду». И приходите через час, а он уже забыл. Вот такая тонкая вещь – айкидо.

 

«Не гонюсь за всеми деньгами»

– Интересно. Вы собирались снять фильм по одной из своих книг – «Любовь вне игры» . Забросили эту затею?

– Да, у нас в России независимое кино снять невозможно. Мы начинали снимать, но грохнулся инвестор, потерял деньги еще в 2008 году.

– А гранты?

– Они выделяются только на жесткие политические, патриотические проекты по стандартам Минкульта. Никто не хочет вкладываться, потому что проката не будет.

– Ну вот Звягинцев, например, умудрился таким образом снять кино, которое трудно назвать патриотическим проектом...

– У Звягинцева такое имя, что он может делать что угодно. А я дебютант, мое имя ничего не значит в кинематографической области, которая совершенно закрыта.

– Павел Санаев недавно рассказывал мне, что хотел снять фантастический триллер, но не нашел 60 миллионов рублей, а нашел только 30 и получилась в итоге комедия. В вашем случае о какой сумме идет речь?

– Тоже где-то 60 миллионов рублей. У нас большие актерские гонорары, нужно съемочное оборудование, площадки, аренда, гонорар директора, режиссера, спецэффекты... Можно снять фильм вручную и бросить в Интернет, но и это требует денег. 60 миллионов рублей – это не так уж и много для фильма. Я была бы готова отдать фильм, но сценарий исковеркают или положат на полку. После этого вы уже ничего не решаете.

– А как же автор «50 оттенков серого», которая контролировала все на съемочной площадке, вплоть до цвета кофточки героини? У нас такое не работает?

– Нет, не работает. Я билась над своим проектом три года. Если ты этого делаешь и ничего не выходит, значит, ты не в своем потоке. Значит, не дано.

– Остались еще мечты, помимо фильма?

– Мечтаю хорошо научиться танцевать свинг. И открыть школу Ирины Хакамады, которая помогала бы людям жить красиво. Танцевать я пойду с мужем, но и для школы тоже нужны партнеры.

– Погодите, но у вас же есть бизнес – своя марка одежды.

– Это бренд моей подруги Лены Макашовой, я не имею с него никаких денег.

– Почему тогда он носит ваше имя?

– Пусть будет, как подруге удобнее. Это мой подарок. Я не умею шить одежду, не хочу изображать из себя бизнес-леди и не гоняюсь за всеми деньгами, какие могла бы заработать. Денег не нужно много – их нужно ровно столько, чтобы спокойно делать что нравится.

– У нас получился разговор обо всем, кроме политики, из которой вы ушли, но за которой, наверное, следить не перестали. Не могу не спросить – что вы думаете о происходящем сейчас в России?

– Сейчас реализуется модель постоянной мобилизации населения против внутренних и внешних врагов для решения выборных проблем – удержания у власти правящей элиты, которая не хочет меняться. Враги – это то пятая колонна, то Америка.

– Ну так от врагов и правда надо быть готовыми защититься.

– Считаю, что это порочный путь, потому что искусственное создание оппозиционной ситуации не формирует креативных самостоятельных людей, готовых рисковать и брать на себя ответственность. А такие люди нужны, потому что только они смогут решить проблему импортозамещения, вытаскивания нынешней экономики из кризиса, создания новой экономики, убирания коррупции, привлечения молодых людей во все сферы, создания новых технологических проектов.

– Мобилизированное население ко всему этому неспособно?

– Нет, конечно. Оно способно только быть агрессивным и терпеливым – мы будем терпеть ради врага. Такая модель не имеет экономического будущего. Если гайки будут завертываться дальше, то ситуация будет ухудшаться, начнутся кровавые бунты и революции. А если элита поймет все это и начнет меняться сама, то тогда все будет хорошо – нас ждет только эволюционное движение вперед.