Материалы прессы

Новости
Из первых рук
Материалы прессы
Газеты и журналы
Журнал FORBES
Журнал Домашний Очаг
Интернет-издания
Информационные агентства
Пресс-конференции
Радио
Телевидение
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« июнь, 2017 »
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Наша кнопка

Ирина Хакамада на Эхо Москвы

О.Пашина― Я приветствую всех, кто слушает нас и смотрит. Меня зовут Оксана Пашина, в студии программы «Особое мнение» — общественный деятель Ирина Хакамада. Здравствуйте.

Давайте с политики начнем. Президент Путин предложил Вячеслава Володина в качестве спикера Госдумы. Это что-то меняет? Это что-то значит? Действительно ли Дума будет более влиятельной, чем была при Нарышкине?

И.Хакамада― Нет, я не думаю, что она будет более влиятельная. Это просто не может быть по определению той матрицы, в которой выстроены российское общество и российская власть. В этой матрице главным источником, определяющим все правила игры, является, все-таки, президент. И никак не Дума. Ну и даже при Ельцине она, вообще-то, не была главной по Конституции. Ну а при сегодняшнем президенте совсем сведена на ноль.

И.Хакамада: То, что считалось большей демократией в условиях нашей матрицы, обернулось прямо противоположным способом

Но декорация думская должна поменяться. Она должна поменяться. Почему? Ну, потому что… Во-первых, это первый год перед президентскими выборами. Значит, нужно продемонстрировать, что всё было не зря. Что в условиях падающего экономического роста, да? Ну, то есть смешно, да? «Падающий рост» — бред какой-то.

О.Пашина― Оксюморон.

И.Хакамада― Оксюморон, да. Ну, в общем, в условиях рецессии, стагнации и проблем, где еще взять с народа денег, нужно, получив такое огромное большинство и получив его за счет одномандатных округов… То есть то, что считалось, наоборот, большей демократией в условиях нашей матрицы, обернулось прямо противоположным способом. Ну, то есть мы проблемы людей и в том числе и нас, прогрессивно мыслящих… Что мы мыслим прогрессивными идеями, но мы забываем, что мы – часть матрицы. А матрица берет те идеи, но конвертирует совсем в другой ресурс.

Ну, если вспомните… Вы, наверняка, любили и смотрели первый фильм «Матрица».

О.Пашина― Да.

И.Хакамада― Помните, главный герой? Чем заканчивается жизнь главного героя (Киану Ривз его играет)?

О.Пашина― В фильме?

И.Хакамада― Да?

О.Пашина― Не помню.

И.Хакамада― Во! А там главное-то – это конец. Он часть матрицы. Он побеждает всех врагов, становится таким же господином всей этой матрицы. Вот и всё.

Поэтому, конечно, нужно…

О.Пашина― То есть картинка изменится, а по сути ничего?

И.Хакамада― Да, да. Нужно изменить картинку, нужно показать другое лицо Государственной Думы, более демократичное, более социально ответственное, более мягкое в смысле любви к народу.

О.Пашина― А он такой (Володин)? Потому что если вспомнить… Ну, по крайней мере, политологи говорят, что он лоббировал последние назначения: министра образования, омбудсмена. Вот, если эти кандидатуры вспомнить, то…

И.Хакамада― Понимаете, Володин…

О.Пашина― ...то как-то тревожно становится.

И.Хакамада― Ой, вам тревожно.

О.Пашина― Мне немножко, да.

И.Хакамада― А до этого вам было не тревожно, да? Вы получили эти результаты выборов, прямо расслабились как-то, а теперь затревожились.

О.Пашина― Порадовались, да.

И.Хакамада― Значит, я давно уже не тревожусь ни по поводу ничего, потому что давно поняла, что супротив лома нет приема, эту матрицу не переплюнуть, и если переплюнуть, только одним способом – из нее надо выйти ментально, ценностно и инструментарно. Но до этого не доходит никак никто ни из либералов или демократов, и вообще прогрессивно мыслящего человечества. Они не могут выйти из матрицы.

О.Пашина― А, может быть, им там хорошо, комфортно, они нашли там свои места?

И.Хакамада― Нет, нет, нет. Не хорошо. Просто не понимают. Только отдельные фрики и маргиналы проговаривают эти вещи, но им никто не верит, потому что они фрики и маргиналы.

А на самом деле, как все сумасшедшие, у них это звучит. Ну, даже не сумасшедшие, а просто вот такие маргиналы жесткие. Ну, потому что они очень жесткие. Там вот эта идея прослеживается.

Поэтому Дума будет показывать другое лицо ровно один год. А потом должна будет взять на себя весь удар за то, что потом будут уже непопулярные, очень серьезные экономические меры. О них мы уже слышим. Это касается и работающих пенсионеров…

О.Пашина― Да, мы поговорим об этом подробнее позднее.

И.Хакамада: Мы  как микрочастицы, попадаем под такое количество излучений, что не можем прогнозировать здесь ситуацию

И.Хакамада― Да. И налогообложение, в общем, новое. И потом это будет совсем по-другому. Так вот Володин в отличие от Нарышкина, которые одинаковые при любых Борях, с одинаковым выражением лица… Ну, разведчик и есть разведчик.

О.Пашина― Ну да.

И.Хакамада― Сегодня его место там прям нормально, адекватно. Но он совсем бы в эту игру не сыграл. А Володин абсолютно профессиональный игрок, такой прямо совсем, высшего класса игрок. Вот, если брать категорию (НЕРАЗБОРЧИВО), но со знаком минус, то, вот, значит, вот игрок в бисер, вот, высшего уровня. И об этом мне еще в свое время говорил Караганов, который меня с ним познакомил сто лет в обед, когда еще тот работал, по-моему, в московском правительстве советником. Он мне сказал: «Вот этот человек, ты не представляешь, это гений интриги». Ну, так оно и оказалось.

О.Пашина― То есть подтягиваются лучшие силы перед президентскими выборами?

И.Хакамада― Да. Лучшие силы. Ну, как? Не лучшие. Самые лучшие силы для укрепления власти будут, конечно, подтягиваться к президенту. Просто у лучших сил есть разная специализация. Поэтому, поскольку у Володина огромный опыт работы обыкновенным депутатом и в парламенте, и заместителем руководителя фракции партии власти, и одновременно он вел внутреннюю политику (в смысле он опыт и тот имеет), то совершенно профессионально его ставят на эту позицию.

О.Пашина― Но Госдума, мне кажется, сейчас более лояльная и более управляемая, чем она даже была предыдущего созыва. Зачем такие тонкости?

И.Хакамада― Нет, она не более управляемая. По-моему, почти в 2 раза больше… Вот, конституционное большинство получено за счет мандатов депутатов, избираемых по одномандатным округам, количество которых превысило партийные мандаты. То есть чуть ли почти не в 2 раза. То есть одномандатник – он другой. Он по натуре другой.

О.Пашина― Ну, никакого Гудкова там не будет, смутьяна, который там будет голосовать один против всех, подавать какие-то ненужные запросы.

И.Хакамада― Вот, говорю, что эта интрига сложнее, потому что Гудков – одиночка, находящийся в этой матрице, это как привычный шум, на который обращает внимание только микроскопическое количество прогрессивно мыслящего среднего класса, который хочет найти эмоциональную отдушину. Не более того. (НЕРАЗБОРЧИВО) не меняет решения.

А, вот, депутат, избранный голосами людей, прошедший всю мясорубку у себя в округе и даже лояльный к власти, у него всё равно характер другой. И он очень связан, он должен раз в неделю или точно неделю в месяц отвечать на запросы своих жителей. Они будут его мучить, они будут приходить на приемы, и он хочешь не хочешь, он становится более человечным. Именно поэтому и Рыжков, и Гудков, и, там, все демократы всегда поддерживали возврат к одномандатной системе, и именно поэтому 4 ведущие партии не поддерживают этого. Вы знаете заявление недавно Зюганова, что надо вертать всё обратно вообще, никому эти партии не нужны. А он еще понес на ПАРНАС и на «Яблоко», как это вот они столько взяли там в отдельных районах, говоря такие нехорошие речи, подрывают государство.

О.Пашина― А Жириновский сегодня вообще честно предложил оставить всего 3 партии. Правда, он не сказал, какие, и, правда, президент с ним не согласился и сказал, что это будет не очень демократично: «Давайте пока не будем».

И.Хакамада― Ну, на фоне Жириновского Владимиру Путину очень приятно играть роль просвещенного прогрессиста, и в матрице эти роли заранее распределены. Жириновский знает, что он делает, и Владимир Путин знает, как он будет отвечать и что он делать. Всё уже заранее (НЕРАЗБОРЧИВО). Жириновский – у него вообще тут «Боже, царя храни» пропел, понимаете? То есть там уже цирк идет по полной.

О.Пашина― В студии программы «Особое мнение» — общественный деятель Ирина Хакамада. Мы продолжим после небольшого перерыва.

РЕКЛАМА

О.Пашина― Ирина Хакамада в нашей студии, мы продолжаем. Разговоры о матрице вызвали бурление умов и шквал SMS-сообщений. Галина пишет: «Выйти из матрицы просто. Для этого нужно подать заявление о выходе из гражданства».

И.Хакамада― Нет, это чушь. Вообще она не поняла, о чем. Матрица не имеет никакого отношения к национальным границам и формально вашему гражданству. Я имела в виду выйти из матрицы, будучи внутри страны, для того, чтобы двигать человечество вперед. А не для того, чтобы получать свою заработную плату. Это сидите в ней и зарабатывайте, как можете.

О.Пашина― «Если вы ушли ментально от этой матрицы, то зачем же вы пошли на выборы?» — спрашивает Павел из Самары.

И.Хакамада― Ну да. И я поддержала Бориса Титова. Я, кстати, не член Партии Роста, я просто поддержала как сторонник их. Почему. По двум причинам. Я поняла, что ни ПАРНАС, ни «Яблоко» не смогут ничего изменить. И я понимаю, что буквально доживем кое-как до 2018 года, а дальше просто начнутся экономические очень непопулярные меры, о которых мы сегодня уже слышим. И я надеялась, что Титов имеет возможность, получив какие-то голоса, повлиять на то, чтобы этого не делать, потому что у него программа абсолютно профессиональная. И именно как сегодня не допустить ничего этого, но найти при этом дополнительные средства, что отдельными кусками сейчас, кстати, и собирается делать власть. И конференция рост экономический, и уже евробонды разместили в Штатах, мы знаем, купили очень много, и уже займы пошли внутренние, и уже самозанятость. Хотят это пускать, но неправильно совершенно, выхватив только кусок, потому что там на 2 года этого делать нельзя. Титов предлагал бессрочно. То есть самозанятый не должен платить налогов, ничего, потому что он обеспечивает сам себя своим доходом. А здесь на 2 года, до 2018 года. Потом их всех как подснежники вычислят, а потом (НЕРАЗБОРЧИВО) пенсию уберут как работающему, да? Или введут налоги. Поэтому это опять хитрости.

И.Хакамада: Вайно почитайте! Может, вначале не поймете, потом поймете, по каким законам выстраивается всё вокруг

Но дело не в этом. Я именно поэтому поддержала. Как прагматик я опять плюнула в очередной раз на свою мифическую какую-то репутацию, с которой у нас все носятся как чокнутые, не думая о стране, и попыталась помочь им, потому что он начал партию слишком поздно и у него ни одного не было человека раскрученного. Ну, как смогла.

И второе, почему еще. Я его лично знаю. Он честно вот это хочет сделать. Поэтому когда Белковский на «Эхо Москвы» сказал, что Титов ничем не занимается, только защитой «Абрау Дюрсо», он не прав. Это такой, вы знаете… Ну, это такой выпад вообще абстрактный. Именно я не люблю вот эти все вещи, потому что я знаю Бориса, как он реально мучается. Его раздражает это всё, потому что он развитый предприниматель, с развитым мышлением.

А теперь, да, теперь опять вернулась и не собираюсь заниматься политикой. Вот, помогла и всё. Попробовала. Думала «Может, поможет». Но нифига не помогло. Ну, ладно, ну что делать? И поэтому я говорю о матрице.

Выход из матрицы – это не выход из политики и вход обратно в политику, потом выход опять. Это всё тоже матрица. Понимаете? Выход из матрицы – это выход совершенно на другое видение мира, на другое видение людей, что их ждет впереди, и совершенно другие инструменты.

Как это ни странно, сейчас поливают все бедного Касьянова и этот ПАРНАС за этого несчастного Мальцева. Поливают. Но обыкновенные…

О.Пашина― Не то, что поливают, а хотят выгнать уже из председателей партии.

И.Хакамада― Да. Я сейчас тоже отморозок, понимаете? Я вне политики. Это сразу видно. Я как вошла, так и вышла, мне всё равно. Поэтому я могу говорить, что я думаю, и за мной нет коллективного мышления.

Я могу сказать честно, что вся эта критика – она тоже матричная. И она уже всех достала. От того, что не было Мальцева в ПАРНАСе, всё равно бы ПАРНАС ничего бы не получил. Понимаете? Вот, изначально.

Но Мальцев когда был здесь в эфире на «Эхо Москвы», кроме всякой каши в голове… И он пытался отбиться (на него там четверо навалились). И я понимаю, да? Человек в таком состоянии. Но он пару вещей сказал, вот как раз говорящие об этом. Что мы живем вообще в другом мире. И эти события, которые изменили мир, давно произошли, мы не хотим это понимать, да? Мы не хотим этого понимать, что происходит. Что, действительно, новые информационные технологии перекрывают всё на свете. И даже Титов об этом пытался говорить про свой блокчейн (над ним все ржали). Но на самом деле, вы понимаете, достаточно добиться выборов, голосования с помощью защищенной системы, и ты можешь буквально в телефоне или в машине проголосовать за нужную партию, ну, ситуация поменяется кардинально, потому что ничего нельзя сделать с этим.

О.Пашина― Ну, никто не позволит просто так делать.

И.Хакамада― Правильно! Поэтому, значит, нужно биться не за то, чтобы какой-то сейчас получить результат. Вы его не получите никогда и ни при каких условиях. Здесь прав в какой-то степени Навальный, что демократы никогда не объединятся. Почему? Ну, потому что матрица, в которой живут демократы, намного мощнее. Они мелкие программки, и поэтому тут же вирус туда запихивают. Они могут кому-то чего-то пообещать, и тут же ты будешь штрейкбрехер. Или тут же залепить какого-то звонкого спойлера.

Когда Титова обвиняли, что это спойлер, я хохотала в голос. Думала: «Какой спойлер! Это какую харизму вообще надо иметь или хотя бы названия одинаковые, как эти вот коммунисты». Это всё вот такое мелкое ковыряние.

То есть нужно осмыслить новый тренд, нужно просчитать приблизительно, с какой кровью и перипетиями. Но России придется впадать в этот тренд, иначе она будет страной, о чем многие пишут специалисты, не второго мира, понимаете? Это не Индия, там, Бразилия или еще что-то. Это будет вообще четвертый мир.

То есть, вот, кое-как кусок хлеба хватит вообще съесть, с голоду не остаться, и всё.

О.Пашина― И уже хорошо.

И.Хакамада― И уже хорошо.

О.Пашина― А чем объяснить такую апатию избирателей вообще? Те, кто в интернете сидели и сидят, там бои, там дискуссии, там все так активны. Голосовать никто не пошел.

И.Хакамада― Ну а как идти?

О.Пашина― Потому что не было кнопки в интернете, на которую можно нажать?

И.Хакамада― Нет, они подсознательно понимают, что да, ты ходи не ходи, а ты получишь всё равно автомат Калашникова. И они это видят.

Ну, первый раз это было… В смысле не «первый раз», но в 2011 году, благодаря многим другим обстоятельствам, это вылилось в некий взрыв и выход на улицу, а в этот раз уже всё, всё поменялось.

 

Потом не забывайте, что из тех, которые ведут баталии в интернете, это количество уменьшается, живущее в стране. Вы же не проверяете…

О.Пашина― То есть они из-за границы ведут?

И.Хакамада― Конечно! И чем резче они ведут… Имейте в виду, я всегда точно вычисляю. Я когда вижу отмороженный пост и идти в сторону власти, то это тролль, а если со стороны демократии, ну, прям вау, думаю «Ну, понятно. Понятно. Человек сидит за границей, он всласть развлекается, не неся никакой ответственности».

Очень многие люди уезжают. Поэтому здесь опять как вот в этой большой матрице мы  как микрочастицы, мы попадаем под такое количество излучений, что мы не можем прогнозировать здесь ситуацию. Поэтому частично… Только зря он это публично так поливает всех. Но частично он прав, что объединение будет, если по законам матрицы.

С другой стороны, правы и те, которые всё равно тянули и шли, и бились до конца. Но опять же, как это ни странно, со своими чистенькими программами, но они ходили по тропам, которые им проложила матрица. Понимаете? Прям проложила, да? Учитывая амбиции каждого – и Григория Алексеевича, и Михаила Михайловича Касьянова, понимая психотип.

О.Пашина― Всех просчитали.

И.Хакамада― Конечно! Они даже не понимая. Они думают, они кого-то обманут, поднимут какой-то народ. Я-то честно… Я почему помогла? Потому что я ни на что не надеялась, я надеялась только на одно: хоть что-то собрать от взбешенного бизнеса, и Титов, сидя при президенте, слегка поддавит. То есть это был прямо чистый матричный подход, я, как бы, попыталась сесть на эту матрицу.

О.Пашина― А что выйдут люди? Они не поняли ничего. Они не поняли этой программы, им это вообще не нужно.

И.Хакамада― Нет, ну…

О.Пашина― Вот, нам пишут здесь: «В обществе запрос на умеренный консерватизм и центризм. Как вы ни старайтесь, всё бесполезно».

И.Хакамада― Нет, ну, чего он там сказал, не важно. Короче, он эти слова произнес, плюнул в свой диван. Ну, что вы реагируете здесь?

«Эхо Москвы» тоже существует 25 лет. Чего-то меняется? Ничего не меняется. Поэтому мы все (НЕРАЗБОРЧИВО) матрицы. Ведь, мы не можем изменить ничего? Не можем, да? Вот, вы долбите 25 лет, ну? Сделайте голосование, какой главный лидер исторический, который наведет порядок?

О.Пашина― «Сталин», — сейчас скажут.

И.Хакамада― Значит, ничего не меняется, да? Но это не значит, что «Эхо Москвы» должно прекращать свою работу.

О.Пашина― Да, нам нужно прерваться. Мы не прекращаем – мы вернемся через несколько минут.

НОВОСТИ

О.Пашина― В нашей студии общественный деятель Ирина Хакамада, и наши слушатели хотят теперь уже выйти из матрицы. Они спрашивают: «Так что нужно сделать? Что? Выбросить телевизор? Или первый шаг к матрице через кровь? Или что? Как нужно действовать?»

И.Хакамада: Почему я не могу копить под подушку, на сберкнижку? Зачем идти в независимый пенсионный фонд?

И.Хакамада― Ну, во всяком случае, выбросить телевизор – это точно.

О.Пашина― Это хорошая идея для первого шага?

И.Хакамада― Это хорошая идея. И второй шаг… Как бы, почитайте немножко… Почитайте «Ведомости». Почитайте… Я не помню, была статья, посвященная научным работам руководителя, нового руководителя Администрации президента.

О.Пашина― Антона Вайно.

И.Хакамада― Антона Вайно. Почитайте! Гениальная статья. Один ученый разобрал его статьи, и вы всё… Вы, может быть, вначале ничего не поймете, а потом вы поймете, по каким законам вообще выстраивается вот это всё, что вокруг нас. И они намного сложнее, чем вам кажется.

О.Пашина― А теперь расскажите нам, пожалуйста, про пенсии, потому что нам это тоже кажется очень сложным. Значит, вот эта история с работающими пенсионерами. То есть я так понимаю, что денег нет, самые богатые люди у нас – это работающие пенсионеры, те, которые зарабатывают или полмиллиона в год, или миллион в год. Вот, они самые у нас богачи, с которых можно что-то взять. Значит, им предлагают не платить пенсии. А те, у кого 22 тысячи рублей в месяц, им не надо платить вот эту фиксированную выплату 4500. Это что у нас, оправданная мера в тяжелое время?

И.Хакамада― Вы будете сейчас смеяться, но у меня даже был разговор с президентом в 2000 году. Предполагалось сделать то же самое, потому что даже при тех ценах у них возник дефицит Пенсионного фонда. И был подготовлен правительственный проект закона о том, чтобы не платить пенсию работающим пенсионерам. Здесь какая-то шкала сделана, а там вообще е не было. Типа, работаешь – и досвидос, значит, ты активный, нормальный и работай дальше.

У меня был разговор на приеме в Кремле. Подошла, говорю «Вы чего делаете? Это конституционное право. Нельзя работающего пенсионера лишать пенсии. Он может работать, может не работать. Это состояние здоровья, темперамента. Но ему Конституцией гарантировано». И тогда мне президент ответил, говорит: «Ир, ну, нету денег в этом фонде». Я говорю: «Вы знаете, в нем никогда нету денег. Может, подумать о том, почему там нету денег, а не о том, где тут же у кого забрать?» И потом я сказала: «За вас голосует большинство пенсионеров, поэтому это всё закончится для вас плохо».

Знаете, он наложил вето. Но сейчас, видно, тоже это не сразу будет принято. Вот, дотянут как-то до 2018 года, а потом рубанут.

Вторая опасность для пенсионера, как ни странно, совершенно с другого конца. Это тоже утечка. И Владимир Путин заявил об этом публично буквально сегодня или вчера, что самозанятых нужно в белый сектор экономики вывести из серого, и освободить от всех платежей и налогов. Понимаете, что это такое?

О.Пашина― Ну, это как-то звучит красиво. Не понимаю.

И.Хакамада― Вот, сейчас объясняю.

О.Пашина― Но звучит красиво.

И.Хакамада― Но на какой срок? На 2 года.

О.Пашина― А, ну понятно.

И.Хакамада― Теперь посчитайте. Да? 2018-й год, и заканчиваются эти 2 года.

И если окажется… А кто такие самозанятые? Вы понимаете: это по подсчетам Бориса Титова это больше 20 миллионов, официальная статистика – 16. Это люди, которые как смогли, приспособились, и молодые, и взрослые. Значит, это там кто-то маникюр делает, кто-то там цветочки старушке поливает, кто-то ремонтирует у себя в сарае машины и мотоциклы, кто-то репетиторствует. Ну, понятно, да? И так вот миллионы этих самозанятых.

И.Хакамада: Негосударственные пенсионные фонды на Западе – богатейшие организации, они очень сильно регламентированы

Они не регистрируются как индивидуальные предприниматели, но при этом не являются безработными, да? И что предложено? Что вы зарегистрируйтесь, ребята, и дальше не надо ничего платить. Два года.

О.Пашина― Ага. А зачем тогда регистрироваться?

И.Хакамада― А зачем тогда регистрироваться?

О.Пашина― А чтобы через 2 года к вам пришли.

И.Хакамада― Нет, мы тоже… Нет, и Борис Титов, и Партия Роста предлагали, да. Но мы предлагали бессрочно, то есть навсегда. Если ты самозанятый, у тебя нет наемных работников, ты ничего не платишь. Слава богу, что ты вообще сам зарабатываешь на свою жизнь.

О.Пашина― Ну да. И ничего не платишь государству, да.

И.Хакамада― И на том спасибо. Это касается в том числе и пенсионеров. Почему? Потому что если пенсионер умирает от этой пенсионной системы, не может жить, и у него хоть какие-то силы есть и он начинает… Тем более, у нас пенсионный возраст 55 лет, очень многие сейчас вполне здоровы, да? ...начинает зарабатывать, то если он сейчас зарегистрируется как самозанятый, а потом введут вот это освобождение от пенсии работающих, у него тоже эту пенсию отнимут.

О.Пашина― Через 2 года. Тут-то ему и конец.
И.Хакамада― Да. Тут-то ему и конец. Поэтому видите, как всё хитро? Вот вам пример. Вы воспринимаете это как суперпозитив. Я по теории должна была воспринять: «Ух ты, круто! Ну, вообще супер! Прямо взяли часть программы Партии Роста. Мы хоть и всё проиграли, но мы молодцы». Да? Это по теории.

А, вот, если подняться над всем этим и соединить все факторы, то вы понимаете, как ловко это всё делается и в смысле подачи…

О.Пашина― Ну, это вирус, да. Вот это красивая ссылка, на которую хочется нажать, а там тебе здравствуй и привет. Троянский конь. Хорошо.

Еще про пенсии. Еще одна инициатива, тоже совершенно непонятная финансово неграмотному и дикому человеку. Минфин и Банк России предлагают что делать? Работодатели не будут отчислять обязательные страховые взносы на накопительную часть пенсий (сейчас это 6%), граждане будут направлять часть своего заработка в выбранный независимый Пенсионный фонд и копить себе на пенсию самостоятельно. У меня только один вопрос: а почему, зачем мне независимый Пенсионный фонд? Поему я не могу копить себе самостоятельно под подушку, на сберкнижку, на счет в банке, не знаю куда? Вот, мне зачем идти в выбранный независимый пенсионный фонд?

И.Хакамада― А об этом и речь. Но в принципе это западная модель. Почему? Потому что негосударственные пенсионные фонды на Западе – это богатейшие организации, они очень сильно регламентированы, они не имеют права вкладывать вот эти деньги людей, которые отправляют им сами, индивидуально, да? Вот, не предприниматель отчисляет, а ты сам. Они богатейшие организации, они должны вкладывать деньги в портфели акций только очень стабильных и гарантированных, получать доход, и из этого дохода платить в будущем не только пенсию, но и проценты, которые получаются.

О.Пашина― Ну, то есть это выгодно и надежно получается.

И.Хакамада― Да. Но если пенсионный фонд очень солидный. А почему они это предлагают?.. Не сейчас, кстати. Сейчас не до этого – в будущем. Они хотят, они, наконец, поняли, что государственная система вообще не работает. И поскольку вблизи, как сказал… Ну, во всяком случае, разные прогнозы, но в бюджет, вы знаете, заложили уже цену отсечения нефти в Резервный фонд 40, да? То понятно, что чтобы заработали, наконец, рыночные механизмы. Они вначале все эти негосударственные пенсионные фонды поубивали, всё это приостановили, и теперь они хотят их восстанавливать. Ну, во-первых, мало кто выжил. Во-вторых, боюсь, что не все будут независимые (на самом деле, они будут все зависимые). То есть в любой момент опять скажут, что вот этот не государственный пенсионный фонд, вот, ваши деньги теперь принадлежат обратно государству. Денег опять нет, поэтому пойдут в распределительное (НЕРАЗБОРЧИВО).

О.Пашина― Правила игры будут всё время меняться.

И.Хакамада― Они же всё время меняются! Поэтому можно всё, что угодно, придумать, нет проблем. Ребята, ну, мы должны какой-то жизнью, а не словами, жизнью доказать, что если вы сказали, что такого-то срока правила не меняются, налоги не будут меняться, тарифы не будут поднимать. Вы тогда выдержите хотя бы один раз. Но сейчас же каждый день получаем новую информацию о том, что что-то должно вырасти. Поэтому эта пока мутная система ни о чем не говорит.

О.Пашина― Наши слушатели и зрители беспокоятся, и просят объяснить: «Мы правильно понимаем, до 2018 года ни пенсионеров, ни их накоплений, ничего у нас трогать не будут, можно эти 2 года жить более-менее спокойно?»

И.Хакамада― Ну, во всяком случае, я надеюсь, да. Потому что у Владимира Путина электорат очень консервативный, он фактически над схваткой. Те, которые на парламентских выборах голосуют многие за «Справедливую Россию», они вообще все за Путина. Те, которые голосуют за Жириновского, большинство тоже за Путина. Тем более он сам поет вообще уже (царь-батюшка). А те, кто за коммунистов, частично. Частично. Но, в принципе, это всё очень консервативный электорат.

Поэтому я не думаю, что сильные потрясения вас ждут до 2018 года. Сейчас просто муссируются слухи, подготовка общественного мнения. А, может, кто-то сливает специально.

О.Пашина― Если думские выборы – это матрица, там всё предрешено, роли распределены, то грядущие президентские выборы тоже уже матрицей просчитаны и всё, президент у нас Путин уже в 2018 году?

И.Хакамада― Ну, я не знаю, чего они насчитали. Почему? Что угодно. Но это всё просчитано, и вы, господа, к этому отношения не будете иметь.

О.Пашина― То есть уже известно?

И.Хакамада― Что вы будете дома сидеть, не голосовать, что вы пойдете голосовать, что вы будете кричать, что вы не будете кричать. Ничего не изменит.

О.Пашина― То есть стабильность полнейшая?

И.Хакамада― Ну, есть только один вариант, да? Ну, к нему народ никогда не будет готов в ближайшие десятилетия, потому что он стал частью матрицы. То есть он ушел в свое внутреннее подполье, и каждый хочет выжить в одиночку. Понимаете? Поэтому никаких выходов, там, миллиона людей на улицы не будет, если только цена на нефть не приведет к такой катастрофе, что как Советский Союз всё рухнет одномоментно. Но я не думаю, что это произойдет, потому что в Советском Союзе не было рыночной экономики. И как сказал какой-то очень хороший политолог или экономист у вас на «Эхо Москвы», «Рынок есть рынок. Пусть он изуродованный, но он, видите, он более гибкий, и он адаптируется. Он даже, несмотря на ужасные решения власти, всё равно по-своему он адаптируется. И к 40 долларам за баррель, и к повышенным налогам». Всё равно как шевелится страна, да? Даже какие-то наметки, там, что, может, чего-то подрастет, рост ВВП или, там, еще что-то (Минэкономики чего-то пытается там показать).

То есть катастрофы нету, которую пророчили очень многие, и именно благодаря рынку, который, может быть, многие пенсионеры ненавидят.

О.Пашина― Значит, до 2018 года всё более-менее спокойно?

И.Хакамада― Более-менее. Не говорю, прям железно.

О.Пашина― Да. А после 2018-го что? Что с нами будут делать? Или это невозможно предсказать?

И.Хакамада― Это предсказать невозможно, но любой экономист вам скажет, что в силу сегодняшнего состояния Резервного фонда, Фонда национального благосостояния и расходов, в том числе и на оборону, которые требуются, да?.. Потому что как правильно сказал Шойгу… А я была на заседании. Он говорит: «Ну, вообще-то чем отличается военная стратегия? Здесь или не начинать. Но если уже запустили процесс, его нельзя остановить как недострой. Понимаете? Его не остановишь».

И.Хакамада: Катастрофы нет, которую пророчили многие,благодаря рынку, который, может быть, многие пенсионеры ненавидят

Если вы запустили там какие-то базы строить в пустыне, то вы не можете бросить ракеты и сказать «Ну а люди пусть на земле, спят на голой земле». Всё равно надо построить всё на свете.

Поэтому тут расходы будут большие. Поэтому будет ужесточение везде. Будут сокращать социальные статьи расходов, будут повышать налоги, будут сборы повышать, будут вытаскивать все эти подснежники и потом сбривать им эту шерсть несчастную, еле выросшую, и так далее.

О.Пашина― Это была Ирина Хакамада, общественный деятель и ее особое мнение. Всего вам доброго, до свидания.