Материалы прессы

Новости
Из первых рук
Материалы прессы
Газеты и журналы
Журнал FORBES
Журнал Домашний Очаг
Интернет-издания
Информационные агентства
Пресс-конференции
Радио
Телевидение
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« январь, 2017 »
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31          
Наша кнопка

Ирина Хакамада на Эхо Москвы

О.Пашина― Я приветствую всех наших слушателей и зрителей, это программа «Особое мнение», и со своим особым мнением в нашей студии общественный деятель Ирина Хакамада. Здравствуйте.

И.Хакамада― Здравствуйте.

О.Пашина― Меня зовут Оксана Пашина. Давайте о ситуации в Белоруссии поговорим – вот это последнее обострение, которое случилось. Как вы считаете, кто в этом больше виноват? Россия тому причина? Белоруссия? Может быть, Трамп в этом виноват?

И.Хакамада― Ну, Трамп тут вообще не при чем. Здесь третьи магические силы не вмешиваются. Я сейчас заговорила языком Белковского. Я не буду его цитировать. Я думаю, что это связано с нашими агросанкциями и с огромным потоком из Белоруссии продуктов импортных, переработанных Белоруссией, перенаклеенных и так далее. Потому что этот поток продолжается, это видно даже по товарам в магазинах. И видно, ФСБ решила навести порядок и провести демаркацию таможенных границ. Потому что таможня – это о чем-то говорит, да?

Но, конечно, Лукашенко – профессиональный такой бунтарь, который как только его материальные интересы… Понимаете, он туда навешивает политику, всё, теперь военная угроза. Теперь он будет шантажировать тем, что он выйдет из Таможенного Союза, чтобы договорились.

Это, действительно, в этом надо разбираться, какие были соглашения. Но о том, что разрешен вот этот ложный контрэкспорт – об этом, конечно, не договариваются, потому что это понятно, что незаконная операция.

А вообще-то по всем законам каждая страна имеет право выставить на границе таможню и чего-то там проверять. Даже, вот, при Еврозоне если едешь на машине из Франции Южной в Северную Италию, ну, раз на раз не приходится. Иногда ты пролетаешь, а иногда… Ну, там же есть формальная граница. А в какой-то момент всех останавливают, у всех проверяют документы, багажники, что везут и так далее. Каждая страна имеет право проверять ввозную (НЕРАЗБОРЧИВО).

О.Пашина― То есть эта граница закрывается, ужесточается не для людей, это из-за продуктов?

И.Хакамада― Не для людей. Я уверена, что это… Хотя, и поднимается сейчас вопрос о том, что затруднения движения людей. Нет, конечно. Это не украинские проблемы, это как раз проблемы, связанные с сельскохозяйственной переработанной продукцией. Именно поэтому Лукашенко упоминает и Минсельхоз.

И.Хакамада: Лукашенко блефует, Россия делает страшные скидки, никто ему нефть не будет поставлять по этим ценам QТвитнуть

О.Пашина― Когда Лукашенко говорит, что поручил возбудить уголовное дело против главы Россельхознадзора, это имеет под собой какие-то основания? Это будет иметь какие-то результаты? Или он просто, вот, уже обиделся и начал, что называется, шашкой махать?

И.Хакамада― Нет, ну, пока он… Конечно, он машет шашкой очень красиво и профессионально, не хуже, чем Трамп. Но пока, конечно, лучше не находиться в Белоруссии.

О.Пашина― Главе Россельхознадзора.

И.Хакамада― Главе Россельхознадзора, на всякий случай, потому что Батька такой, он может и посадить. Потом всем миром будет вытаскивать.

О.Пашина― Тем не менее, Александр Григорьевич себе позволил еще такое, достаточно резкое заявление. Он рассказал, что Белоруссия сможет прожить без российской нефти. Вот, хочется понять, экономически это, действительно, так? Потому что от этого зависит цена слов и масштаб шантажа. Это шантаж или нет?

И.Хакамада― Это блеф.

О.Пашина― «Это блеф». Мощность блефа от этого зависит. Это имеет? Не имеет?

И.Хакамада― Профессиональный блеф, когда за этим не видят блефа, он приводит к выигрышу. Этому обучают игроков в покер. Но это не профессиональный блеф. Все понимают, что он блефует, потому что Россия делает страшные скидки, и долг огромный по невыплаченным контрактам. Никто ему нефть не будет поставлять по этим ценам, никто не будет ждать возвращения этих долгов. Никто. Понимаете? Ни Казахстан, ни другие страны. Назарбаев совершенно к этому не расположен, а уж всякие Саудовские Аравии тем более.

О.Пашина― То есть когда он говорит, что мы без России проживем, не проживем?

И.Хакамада― Нет, он, конечно, проживет, но тогда нужна другая экономика. Она у него неплохая авторитарная, но тогда нужна совсем другая экономика и совсем она должна работать без Батьки.

О.Пашина― Весь этот мощный спектакль, так скажем, он рассчитан, по вашему мнению, на Россию?

И.Хакамада― Конечно.

О.Пашина― Или на Запад тоже немножечко какие-то знаки?

И.Хакамада― Нет, нет. С Западом он заигрывает в последнее время очень сильно, но он этим занимается уже последние 2 года. Как только рубль ослаб и стало невыгодно всё с Россией, тут же все взаимные интересы и политические любови закончились. Но закон политики, что нет любви, есть только общие интересы – он как работал, так и работает. Поэтому это опять связано с экономикой, и сегодняшние наезды никак не связаны с заигрыванием с Западом, потому что Запад тоже очень прагматичен. Ему может нравиться, что Лукашенко ссорится с Путиным, но деньги вваливать в белорусскую экономику никто не будет. В украинскую-то и то с большим трудом и по политическим причинам.

И.Хакамада: Путин ничем не хуже Трампа. Ему если хвост прижимать, он наотмашь бьет и ему плевать на все последствияQТвитнуть

О.Пашина― Чем закончится вся эта история?..

И.Хакамада― Да ничем. Попыхтят, подергаются, а потом Лукашенко попридержит свой левый экспорт (реэкспорт, да?), ну, немножко переделанный, а мы там найдем какой-то компромисс по таможенным проверкам.

О.Пашина― А за энергоносители будет платить в итоге? В суд грозился пойти.

И.Хакамада― Энергоносители – это всегда длинная борьба нервов. Конечно, если он пойдет в суд и начнет крутить это сильнее… Но Владимир Путин ничем не хуже Трампа, да? Ему если хвост прижимать, он наотмашь бьет и ему уже плевать вообще на все последствия. Поэтому он его пошлет так… И это будет настолько далеко, что будет… Может быть, Таможенный союз развалится. Ну и развалится. Господи, а чего там за Союз-то? Одни проблемы только.

О.Пашина― Виталий Авилов просит уточнить: «В 2017 году, все-таки, ждать открытия Белорусского фронта? Или родные бранятся только тешатся и можно успокоиться и расслабиться?»

И.Хакамада― Успокойтесь и расслабьтесь. Авторитарные режимы всё равно испытывают бóльшую симпатию друг к другу, чем к противоположным политическим режимам.

О.Пашина― Борис из Самарской области спрашивает: «Если всё равно никуда им от нас не деться, зачем мы так унижаемся перед Лукашенко?»

И.Хакамада― Мы не унижаемся, нет.

О.Пашина― Вот, Россельхознадзор начинает оправдываться: «Да что вы, что вы! Я ничего не делал», Наоборот.

И.Хакамада― Мы не унижаемся. Я это пыталась объяснить все наши программы. Мы удивительная страна, поэтому мы так неэффективны в отличие как от недемократических режимов типа Сингапура и, например, Арабских Эмиратов, так и в отличие от демократических режимов типа США.

У нас политика бежит впереди экономики. Поэтому наше вот это мифическое геополитическое влияние, какая-то бесконечная ностальгия, попытка сымитировать что-то, отдаленно напоминающее Советский Союз, вот это бесконечное поглощение волнами прошлого и нежелание смотреть в будущее, а, может быть, просто желание, но понимание, что оно ограничено требованием находиться вечно у власти, приводит к тому, что да, мы делаем много стратегически некорректных решений. Но это не связано с трусостью или с какой-то слабостью, это связано просто с другим целеполаганием. Нам необходимо показывать всему миру, что у нас есть страны, на которые мы влияем очень сильно, и в сфере нашего влияния это, прежде всего, постсовесткий лагерь, и туда, прежде всего, поскольку Украина отошла давно, а Прибалтика еще раньше, то это, вот, там Казахстан, в меньшей степени Азербайджан, еще в меньшей степени Таджикистан, Узбекистан, Киргизия и, наконец, Белоруссия – самый родной режим. И мы за это держимся. Если б мы охладились внутренне, элита успокоилась, прежде всего президент и всё его окружение, и сказали бы себе «Да пошла она, ну, в общем, к этой самой вот эта вот геополитика. Займемся-ка мы…» Вот это как Штаты, да? «...собой. И будем конкурентоспособны». Ну, вы бы увидели: сразу же бы всё поменялось.

И.Хакамада: Авторитарные режимы испытывают большую симпатию друг к другу, чем к противоположным политическим режимамQТвитнуть

О.Пашина― Это особое мнение общественного деятеля Ирины Хакамады, и мы вернемся в эту студию после небольшого перерыва.

РЕКЛАМА

О.Пашина― Это особое мнение Ирины Хакамады. От ситуации в Белоруссии давайте к Украине перейдем. Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сказал сегодня, что Россия не признавала паспорта самопровозглашенных ДНР и ЛНР. Имели место отдельные случаи, из гуманитарных соображений признавались эти документы. Накануне появилась информация о том, что люди с такими паспортами могут пользоваться услугами РЖД, авиакомпаний, гостиниц. Ну, в конце концов, может быть, это не так плохо? Ну а что делать, если у них нет никаких других документов, а им надо пользоваться услугами РЖД, авиакомпаний, куда-то ехать, как-то жить?

И.Хакамада― Для меня все события, по которым поступает информация о России и Украине, наводят такую печаль, какую-то космическую. Потому что конца и края этому не видно, и видно, что любая мелочь раздувается до проблемы в силу того, что нету никакого настроя с двух сторон эту проблему решить.

Видно, это война, и всё, что сейчас происходит опять на востоке Украины, связано с какими-то очень большими деньгами, которые постсоветские страны, в общем-то, предпочитают зарабатывать именно таким способом. Потому что если цивилизованной стране предложить затеять какую-нибудь войнушку и потом на этом погреть руки, то у всех волосы встанут дыбом (все давно уже отвыкли). Ну, на крайняк пошлют бомбардировать Ближний Восток, к моему великому сожалению, но сами влезать не очень-то любят. А тут прямо все, вот, влезли.

Значит, почему идет обострение, я так поняла? Что опять это экономика. Транспортные узлы в Дебальцево и в Авдеевке, где было всё тихо, переходило Дебальцево от России к Украине, от Украины обратно… Ой, не, не «России». Вот у меня проговорка фрейдистская, да? То есть эти донецкие, я там не знаю, ДНР, ЛНР.

О.Пашина― От сепаратистов к Украине.

И.Хакамада― Да, от сепаратистов, туда и обратно. Авдеевка была, вообще-то, контролируема Украиной. И вдруг вот это всё началось. Там, действительно, транспортные узлы, и всё началось после того, как заблокировали ДНР или ЛНР, в общем, эти ребята заблокировали железнодорожные перевозки и это коснулось Авдеевки.

А на этом, на том, что нету ни границ оформленных, ни правил, ничего, в общем-то, хорошо люди зарабатывали и жили неплохо, везли товары из Украины, из России туда и сюда, границы нет, таможни нет, чего-то здесь рубль, там это самое, здесь это, туда-сюда. В общем…

О.Пашина― Ну, бизнес какой-никакой, да.

И.Хакамада― Бизнес такой, знаете… Вот, околовоенный, околотыловой бизнес. В общем, беспредел какого-то, вот, начала XX века у нас тут в XXI-м.

И, конечно, эта ситуация в какой-то момент взорвалась, вот, взорвалась после перекрытия транспортного движения. И будет это всё продолжаться, пока никто не сможет на всей этой чепухе снимать вот эту пену золотую и пока не возьмется кто-то за то, чтобы определить границы и статус этих двух республик, потому что так о нем и не договорились.

И.Хакамада: Такие фигуры, как Навальный, устраивают Кремль, потому что у него нет шансов на выигрышQТвитнуть

О.Пашина― А кто должен взяться за это? Трамп теперь, понятное дело, тоже за это не возьмется – ему это уже не интересно. Европа тоже подустала. А кто?

И.Хакамада― Ну, некому. Поэтому всё зависит от России и Украины. Украина точно в ближайшее время проблему не решит, потому что там ни одна власть не обладает такой легитимностью сильной, чтобы говорить нелицеприятные вещи. Ну, пример тому – Савченко, да?

О.Пашина― Да.

И.Хакамада― Она же говорит о том, что, ребята, ну, Крым надо пока закрыть вопрос. Не отдать его, но пока не думать о нем, а решать другие проблемы.

О.Пашина― А ей говорят: «Ты – государственная изменница».

И.Хакамада― Ну, там чего только ни говорят. То есть там сметут любого. То есть там такой власти нет. Ее нет ни у кого, даже тех, кто грозит прийти к власти как Тимошенко, у которой, судя по новостям, уже были даже смотрины в США.

Ни у кого нет. Придет Тимошенко – против нее начнется половина Украины беситься. Поэтому там нету власти, как ее и не было.

В России, я уже сказала, всё есть, есть возможность разрешить любую тему. Но здесь свои геополитические амбиции. Не мы это, типа, затевали. Хотя, я не пойму тогда, кто затевал. По-моему, как бы, 100 раз всех предупредили. С Крымом, может быть, не так уж затевали: это просто вылилось в такую вещь. А уж восток Украины – это, по-моему, мы затеяли по полной программе, и я даже просила этого не затевать, я понимала, в какую кровь и бесконечную а-ля Чечню это всё превратится. Чечня имеется в виду для Украины как Чечня для России внутри, и при этом абсолютный сепаратизм.

В общем, я конца и края не вижу, выхода я тоже не вижу. Пока не вижу.

О.Пашина― Еще про один бесконечный процесс, который повторяется на наших глазах второй раз. Я про дело Кировлеса.

И.Хакамада― Ой, господи.

О.Пашина― Потому что, ну, это просто что-то невозможное.

И.Хакамада― Ну, это тоже какой-то спектакль, понимаете? И он слегка поднадоел. И сейчас вы знаете, да? Приговор, который объявил прокурор, 5 лет условно.

О.Пашина― То, что просят, да. То есть то, к чему, собственно, и приговорили.

И.Хакамада― То, к чему приговорили, и, на самом деле, эта идея так и продолжается. То есть никто как, например, Дадина не хочет. Ну, Дадин сел вообще ни за что, понимаете? Поэтому это удивительно, да?

Значит, никто не хочет Навального сажать. Хотя, брат уже сидит.

О.Пашина― Но никто не хочет его и отпускать.

И.Хакамада― Но никто не хочет его отпускать. Сажать невыгодно, потому что видят. Кремль тоже видит, что Навальный очень популярен и одновременно очень непопулярен даже среди демократов. Их это устраивает. У него большой рейтинг и сумасшедший антирейтинг. Такие фигуры устраивают Кремль, потому что у него нет шансов на выигрыш.

Второе, в его программе, которая очень нечеткая… Кроме отдельных случаев, вот этих бесконечных кейсов по борьбе с коррупцией, так программу я и не поняла. То есть на вопрос «Крым наш или не наш?» так Навальный и не ответил. «Эмиграция да или нет?» Жесткого ответа нет. То есть ничего, всё расплывчато, всё общими словами.

Но видно то, что косвенно проникает, их устраивает, да? Оппозиционер, который и Крым не собирается отдавать, и эмигрантов не любит и готов там жестко…

О.Пашина― Но коррупцию-то тоже он не любит.

И.Хакамада― А коррупция… Знаете, там разные кланы. Поэтому Навальный…

О.Пашина― А, использовать в своих целях кто-то надеется так или иначе?

И.Хакамада― Конечно! Навальный периодически… Например, он катил же против Роснано и Чубайса. После этого у того еще много чего покатилось. Поэтому иногда кому-то это очень выгодно. А когда совсем невыгодно как, там, Чайка и так далее, ну и что? Затевают очередное дело.

О.Пашина― То есть в окружении президента нет четкого решения, что с ним делать, сажать или отпускать, пускать на выборы или не пускать, поэтому его судят, но в то же время отпускают «Из Кирова улетай, пожалуйста, в Питер»?

И.Хакамада― Не-не-не. Если ему дадут 5 лет условно, то он точно в выборах уже не участвует.

И.Хакамада: Если человека пускать на выборы, надо его задушить в объятиях, а не судить. Он больше набирает рейтингQТвитнуть

О.Пашина― А он опять подаст в ЕСПЧ. А ЕСПЧ опять вынесет решение. А приговор опять отменят. И вот эта вот…

И.Хакамада― А, да. И вот этот цирк будет бесконечно. И, к сожалению, Алексей Навальный думает, что это ему на руку и это его повышает перспективы. Не повышает, потому что это как лошадь, ходящая по кругу. Люди ко всему привыкают. Они даже к крови привыкают, к войне привыкают. А уж к Навальному, который с бесконечными судами, тоже скоро привыкнут. Это превращается в шоу. И Кремль этого тоже хорошо добивается. Всё превращается в фарс.

И последнее, какое у меня создалось впечатление? Может быть, я не права со своими идиотскими прогнозами (их лучше не давать – с Трампом уже все вляпались), но мне кажется, что Кремль уже принял решение, все-таки, не пускать его на выборы. Потому что если человека пускать на выборы, надо его задушить в объятиях, а не судить. Потому что тогда он только больше набирает рейтинг.

О.Пашина― Как это? То есть как это? От противного? Он же оппозиция. Как задушить в объятиях?

И.Хакамада― Ну, есть разные способы душить в объятиях.

О.Пашина― Например?

И.Хакамада― В Кремль пригласить на прием.

О.Пашина― Скомпрометировать.

И.Хакамада― Скомпрометировать как-то.

О.Пашина― Своей любовью.

И.Хакамада― Конечно. Не трогать его, да? Вообще, да? Вдруг раз и неожиданно где-нибудь по Первому каналу позитивную информашку про него дать. Эти же, которые в оппозиции в интернете, они же тут же это всё (НЕРАЗБОРЧИВО), у них начинается истерика.

Пропустить рекламу: 5 сек

Перейти на сайт рекламодателя

Реклама 00

Пропустить

Наведите курсор,
чтобы включить звук

О.Пашина― Зато те, которые воспринимают информашку по телевизору как чистую монету, вдруг посмотрят на него другими глазами.

И.Хакамада― Ну и что? У них всё равно кто воспринимает Первый канал за чистую монету, он болен уже, понимаете, хронически. У него есть только одна звезда на экране. Навальный там всё равно это микрокосмос.

О.Пашина― Нет, там солнце для него есть, а Навальный всё равно в тени.

И.Хакамада― Нет, он не в тени, он просто вообще частица элементарная.

О.Пашина― Это особое мнение Ирины Хакамады. Мы вернемся в эту студию через несколько минут.

НОВОСТИ

О.Пашина― Это особое мнение общественного деятеля Ирины Хакамады. Мы говорили про процесс по делу Кировлеса. Таня просит рассказать, если вы знаете, кто же стоит за Навальным, что система его до сих пор не уничтожила? Что так с ним носятся? Почему? Или он сам себя сделал там?

И.Хакамада― Ну, как? Подождите, ребята. Во-первых, он сам себя сделал. Во-вторых, он юрист, он очень профессионально защищается. Во-вторых, на него работает сумасшедшая команда. И Дадин тоже, может быть, мужественный, но не юрист и на него не работает команда кроме адвоката. Мальчишку так жалко, прям вообще несправедливо. Какой-то бред вообще. 3 раза в чем-то поучаствовал – закопали вообще, да с какими-то пытками. В общем, да? Но брата-то посадили.

Вот, сама посадка брата говорит о том, что Навальный нужен, им управляют без его воли. Потому что его характер, его манера поведения Кремль устраивает.

И.Хакамада: Посадка брата говорит о том, что Навальный нужен, им управляют без его волиQТвитнуть

О.Пашина― От Виталия вопрос: «На выборах в 2018 году Путин будет конкурировать с Путиным в итоге, если Навального решили не пускать? Или с кем?»

И.Хакамада― Явлинский объявляет уже или объявит завтра президентскую кампанию. Всё, объявил. У него Форум молодежи. «Яблоко» ставит ставку на молодежь.

О.Пашина― Так. То есть конкурент у Путина будет, мы спокойны?

И.Хакамада― Да. Как всегда.

О.Пашина― Хорошо. Про московские выборы – еще Дмитрий Гудков хочет быть мэром.

И.Хакамада― Да, Дима. Я его поддержу.

О.Пашина― Есть ли у него шансы?

И.Хакамада― Да нету никаких шансов.

О.Пашина― Демократические все эти силы – они его поддержат или как всегда?

И.Хакамада― Нет никаких шансов, но хочется вообще, как бы, почесать кое-кому там… Нет, не почесать, а наоборот, да? Поковырять, потыкать палкой мэра, поэтому я, вот, Диму поддержу.

И потом, он такой методичный. Он в этих выборах парламентских… Я вот читала все посты. Боже мой! Он там обходил и обходил этих людей. Какое надо терпение! Он очень технологичный парень, очень приятный и какой-то он сбалансированный, обаятельный. Вот, он спокойный. Поэтому у него антирейтинг… Нету. То есть он, может быть, и есть, но маленький за счет какого-нибудь шлейфа просто, что он демократ, да? А личный у него рейтинг очень низкий. Поэтому мне кажется, что его надо поддержать, и надеюсь, Навальный его поддержит, если он хоть на что-то претендует.

О.Пашина― Ну, пока не комментирует. Говорят, что у них взаимное раздражение. Это правда?

И.Хакамада― Слушайте…

О.Пашина― У кого там нет взаимного раздражения.

И.Хакамада― А у кого там нет? Я поэтому ушла от них от всех. Потому что мне не интересно купаться в волнах взаимных раздражений, а нужно добиваться результата.

Как только Навальный начнет честно работать в команде, в него поверят реально. Пока он крутится сам по себе и у него одни подчиненные, у него круг фанатов есть, а круг единомышленников не такой уж большой.

О.Пашина― Возвращаясь к Дмитрию Гудкову. Хороший кандидат, как мы поняли, но без шансов всё равно в Москве?

И.Хакамада― А кто ж пустит-то на Москву? Вы понимаете, какие здесь деньги закопаны?

О.Пашина― Ну, Навального-то пустили тогда.

И.Хакамада― Когда?

О.Пашина― Тогда, на мэрские выборы.

И.Хакамада― Но не пустили же во власть. Вы про какие шансы спрашиваете? Зарегистрируют или нет?

О.Пашина― Зарегистрироваться, участвовать.

И.Хакамада― А, нет, есть шансы. Приличный человек.

О.Пашина― Зарабатывать политический капитал.

И.Хакамада― Конечно. Он приличный камень. Если и не дадут, то именно потому, что слишком приличный. Он может медленно, но набирать очень много. А Навальный со своей вот этой вот харизмой такой жесткой одинокого волка, у него внутри него (Навального) огромные внутренние ограничения. У него забор, который он выставляет себе сам в силу своего характера. И Кремль это прекрасно видит – там же тоже спецы-ребята. ФСБ, спецслужбы, вот, в чем в чем, а в психотипах людей разбираются прекрасно.

О.Пашина― Они его просчитали?

И.Хакамада― Конечно, они его просчитали. Он же сам себе будет палки ставить постоянно.

О.Пашина― Про митинги и законы. Депутаты всех уровней теперь не смогут проводить митинги под видом встречи с депутатом.

И.Хакамада― Да.

О.Пашина― Удобная была, хорошая форма, да? Почему? Понятно, что всегда власти раздражали эти несанкционированные митинги, но, вроде бы, законные. Гайки закручивают окончательно?

И.Хакамада― Закручивают гайки перед президентскими выборами, чтобы если платежеспособный спрос не вырастет и не подвинется что-то серьезно в настроениях… Мы же знаем, да? Что по рейтингам каких-то там то ли симпатий, то ли еще чего-то, в общем, Трамп обогнал Путина. То есть мы уже дошли до того, что всем всё надоело, всем нравится харизматик Трамп, который там бизнес палкой крутит вокруг, и так это круто. Понимаете? Это плохой признак. Поэтому они, значит, с одной стороны, Трампа любят, а, с другой стороны, улицу ограничивают окончательно.

О.Пашина― Я сейчас только не поняла: Трамп хочет митинги проводить под видом встречи?..

И.Хакамада― Нет. То, что Трамп в России с таким манипулированием со стороны телевидения в сторону Путина обогнал по симпатиям, Трамп обогнал Путина, означает, что от Путина тоже устают. Если это происходит на фоне экономического кризиса длительного (не кризиса, а рецессии), то это может вылиться в протесты. Вы знаете, фермеры сейчас собираются, да? Вежливые фермеры. Там альтернативные съезды, поход на Москву, туда присоединяются шахтеры, туда кто только не присоединяется. Знаете, левый протест начинает назревать. Все на либералов обращены… А чего эти либералы? Они трут между собой от выборов до выборов. А это конкретные люди. Поэтому, конечно, депутатам сейчас…

Хотя, уже нормальных-то депутатов, которые готовы так рисковать, по-моему, уже нет.

И.Хакамада: Как только Навальный начнет честно работать в команде, в него поверят реальноQТвитнуть

О.Пашина― Ну, почему? Когда против передачи Исаакиевского собора в Питере были акции, там как раз и проводилось под видом встречи с депутатами.

И.Хакамада― Ну, значит вот, чтобы можно было совсем уже не обращать внимание и никто не смог поднять голову, выйти демонстративно на улицу.

Вот интересно, митинг нормальный, марш согласуют? По-моему, 27-го, что ли, февраля? В память Бориса Немцова. Если опять запретят, это означает, что они уже боятся даже его тени.

О.Пашина― Ну, мы поживем увидим, а пока никак не разрешают провести митинг в Москве против этого закона о декриминализации побоев в семье.

И.Хакамада― Он очень сложный. Вы знаете, очень сложный. Я вот доверяю газете «Ведомости» — она такая умная, глубокая, профессиональная и она оппозиционная. И там от профессионалов была очень серьезная статья, в общем, что до этого было, что после этого было. Не приводит ни к каким изменениям, всё плохо и там, и тут, и ничего не улучшается и не ухудшается. Нет никакой вообще инфраструктуры.

Смотрите, вы даете уголовное наказание. Но какое? Если первый раз там и синяк есть, и следы, ну, сколько вы ему дадите? Ну, 3 месяца. Ну, отсидит он 3 месяца, он же вернется, он ее убьет, если это жена, да? Он ее будет преследовать. Если вы даете штраф, ну это понятно, то есть ничего не решает, потому что деньги семья будет выплачивать.

О.Пашина― Платятся из общего кармана.

И.Хакамада― Да, из общего кармана. Если 15 суток, он выйдет, он ее убьет. Тоже ничего не решает.

О.Пашина― Опять тупик.

И.Хакамада― Опять тупик. То есть чтобы он не вышел, нужна система отслеживания. То есть как в американских судах: «Не приближаться к дому ближе, чем на 200 метров, не приближаться к детям ближе, чем на километр. Встреча с детьми только по разрешению жены раз в неделю».

О.Пашина― А куда они денутся-то? У них одно единственное совместное жилье. Как он будет не приближаться-то?

И.Хакамада― А, вот, не приближаться и всё. Суд решил. Иначе в тюрьму сядет. Вот там вот по-другому работают законы, понимаете?

Во-вторых. Если ему принадлежит дом и так далее, жене некуда деться, то есть организации, куда… Это называется «убежище», где жена, если нет детей, может убежать, или с детьми и там будет ей психолог и к детям, и всё на свете, и спрячут ее от него, пока будут разбираться с этим психом или если он просто неадекватен или неуправляемый гнев у него и так далее. Вот.

Во-вторых, нужна психологическая помощь и тем, и другим.

О.Пашина― То есть нужна какая-то специальная инфраструктура, которой не существует.

И.Хакамада― Инфраструктура, которой не существует. Поэтому мы ковыряемся в Уголовном кодексе. Он ничего в России не решает. Превентивные меры…

О.Пашина― Ну а митинг-то почему нельзя провести? Ну хорошо, на Болотной площади ладно, нехорошее место. В Сокольниках, в Гайд-Парке они хотят провести – опять им не дают.

И.Хакамада― Ну, от страха. Да пусть проводят. Я не понимаю. Ну, знаете, вы меня так спрашиваете, как будто я специалист по этой власти. Я не специалист. Я ушла 10 лет назад. Видно, маразмирует она с такой скоростью, уже я ничего не могу объяснить. Ну, это какой-то бред. Ну, разрешите вы.

Ну, есть общественные организации, есть жены, которых убивали и которые считают, что этого делать нельзя. Ну, пусть выскажутся, выпустят пар. На самом деле, тема ничего не решает.

О.Пашина― Отчасти продолжение этой истории. РПЦ тут призывает отказаться от преследования родителей за умеренное наказание детей.

И.Хакамада― Ну, почитайте Библию: «Жена – твоя собственность» и так далее. Чего вы хотите от РПЦ? Ну, это же институт.

О.Пашина― А, может быть, они тут, извините за мракобесие, тоже в чем-то правы? Ну, шлепнул по попке – это одно, пьяные родители там избивают ребенка – это другое.

И.Хакамада― Слушайте, никогда не дадут ни штраф, ничего, если нельзя ничего доказать. Если шлепнул по попке, следов нет. И никто жаловаться не будет. Ну, подождите, а с чего пойдет вообще разбирательство?

О.Пашина― Какая-нибудь вредная соседка скажет «Регулярно шлепает по попе. Я слышу за дверью стенки тонкой гипсокартонной». И тут же ювенальная юстиция цап-царап и всё. Несчастная семья.

И.Хакамада― Она у нас не работает. Она в Америке работает, у нас не работает.

О.Пашина― Она у нас работает иногда, когда не очень надо.

И.Хакамада― Когда не очень надо, по заказу кого угодно за всё, что угодно, возьмут. Если нет судебной системы, нет права, не работает машинка, то, знаете, ну чего мы это обсуждаем на примере этого закона? Тогда нужно обсуждать саму проблему.

О.Пашина― Не так много времени у нас остается. Про хиджабы в школах я еще хочу поговорить, потому что этот конфликт между министром образования, главой Чечни получил развитие. Грозненское ТВ показало сюжет. Там, значит, депутат Госдумы от Чечни Шамсаил Саралиев раскритиковал определенных деятелей, чиновников, не называя конкретных имен, которые всячески препятствуют гражданам исповедовать свою религию, они говорят, что Россия – светское государство, при этом ущемляют многих российских граждан. Да, светскость отделяет религию от государства, но в российском обществе подавляющее количество людей верующие и должны учитываться в первую очередь их интересы. Вы что-нибудь поняли? Я ничего не поняла.

И.Хакамада― Ну… Я всё поняла.

О.Пашина― Объясните. За полторы минуты сможете?

И.Хакамада― Они за религиозный сепаратизм. У них будут хиджабы и будет, например, суд шариата. А если вы православные, то вы здесь все в платочках, значит, и в церковных школах православных. Вот, они за возврат к далекому-далекому прошлому, даже не к модели турецкой, а какой-нибудь там Саудовской Аравии. Но на территории Чечни.

А чтобы православная церковь не верещала, они и церкви отдают: «А вы вот здесь будете хозяевами. А мы вот здесь будем хозяевами».

О.Пашина― То есть раздел сфер влияния?

И.Хакамада― «А буддисты пусть там в Улан-Удэ сидят там и ходят в своих красных тряпочках и сандаликах». Религиозный сепаратизм.

О.Пашина― А вот мне интересно, министр образования – она вообще зачем сказала про эти хиджабы? Вот, я разговаривала с учителями, которые говорят «Нет у нас таких проблем в школах».

И.Хакамада― Нету, нету. Я не вижу.

О.Пашина― А почему вдруг она?

И.Хакамада― В школу ходят нормально. А потом девушки, когда замуж выходят, платочки надевают. Пока она замуж не вышла, она не должна хиджаб носить. Это известно.

О.Пашина― То есть?.. Министр образования это для чего подняла эту проблему? Просто так, к слову пришлась? Она не знала, что возгорится такой скандал?

И.Хакамада― Ну, чтобы министр образования произносил правильные слова, то министром должны становиться профессиональные политики, а не девушки, лояльные к власти, пусть даже из церкви в прошлом.

О.Пашина― Это было особое мнение общественного деятеля Ирины Хакамады. Всего вам доброго, до свидания.