Материалы прессы

Новости
Из первых рук
Материалы прессы
Газеты и журналы
Журнал FORBES
Журнал Домашний Очаг
Интернет-издания
Информационные агентства
Пресс-конференции
Радио
Телевидение
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« май, 2017 »
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
Наша кнопка

Все на защиту предпринимателей!

С. Сорокина― Здравствуйте. Это программа «В круге Света».

Светлана Сорокина, Юрий Кобаладзе. Напротив — Борис Титов, бизнес-омбудсмен, председатель «Партии роста» и Ирина Хакамада, писатель, бизнес-тренер и снова политик. Добрый вечер. Ира, я вчера потрясена была. Вчера был съезд.

Б. Титов― Чему потрясаться?

С. Сорокина― Сейчас объясню. И вдруг эта новость замечательная про то, что московский список Партии роста возглавляет теперь Ирина Хакамада. И я, честно говоря, была удивлена. Просто потому что я помню, что ты говорила, что больше в политику не пойдешь.

И. Хакамада― Да, не пойду. Но нагрелась ситуация, меня, во-первых, довел до ручки антитеррористический закон Яровой. Я поняла, что это уже все, это абзац, грубо говоря. Потом я поняла, что в этой длинной рецессии нам говорят с экранов телевидения одно, а в реальной жизни по отношению к среднему классу отношение наплевательское, особенно меня еще взбесили тотальная стройка, дым коромыслом, ходить невозможно, жить невозможно. Теперь меня бесит, что я не могу нигде газету купить. Я их не выписываю, потому что меня долго не бывает. Я в командировках. Мне нужны киоски. Потом я услышала за две недели до этого, что арестовали бедного музыканта в центре, был суд 10 тысяч рублей. Сейчас арестовали второго. Отняли все инструменты. Он два месяца без работы в ожидании суда, когда сказал, что можно побыстрее, то объяснили, а мы пошли в отпуск. У меня такое впечатление, что на человека, который так бьется и пытается что-то делать самостоятельно, вот не просто плюют, а вместе с его малым бизнесом, самозанятостью, с экономическим ростом просто делают, чего хотят, лишь бы сохранить свои госкорпорации огромные доходы. Это все меня взбесило, и я посмотрела, с Явлинским понятно вообще никогда не договоришься, и там все-таки больше стало демократии. Но «Парнас» я вообще не понимаю, что там происходит если честно. Даже лезть туда не хочу. И вдруг возникает, тем более мы с Борисом знакомы давно, мы давно общались. Я в совете по правам человека занимаюсь бизнесом. Он уполномоченный, на заседаниях сидим вместе. После моей речи с Путиным два года назад на прямой линии, когда я сказала, что же вы делаете, креативный класс уходит из страны. Без него никакого роста не будет. Он сказал, что я согласен с вами. Я начала по регионам ездить и собирать мнение бизнеса. А куда мне материал отдавать кроме администрации президента. Где непонятно как все утонет. Поэтому когда наконец в 150-й раз мне Борис сказал, у тебя терпение лопается, может быть все-таки пойдешь, хотя бы не в федеральный список, возглавь Москву. И тут я сломалась.

Ю. Кобаладзе― Исчерпывающий ответ.



 

Б. Титов― Но до этого надо было очень долго. Мы даже участвовали, так называемый наш совет, который мы создали, креативный совет. Говорила, как лучше партию назвать. Правда, назвали по-другому.

С. Сорокина― А как предлагала Ира?

Б. Титов― Сказать что ли.

С. Сорокина― Говорите уже.

Б. Титов― Репа.

И. Хакамада― Это сокращенно. Российская народная сказка Репка. Репа. И тянет ее, тянет дедушка, то есть Владимир Путин, вытянуть не может. Дальше бабушка. Типа помладше. А тут мышка, малый бизнес пробежал, дернул.

Ю. Кобаладзе― Тогда надо было не репой, а мышкой назвать.

И. Хакамада― Репа я сказала это сокращение. Российская единая партия, не знаю, нужно было букву «а» еще обыграть.

С. Сорокина― То есть «а» вы не обыграли.

И. Хакамада― Да не дошло, потому что все отказались.

Б. Титов― Просто было весело и интересно. Мы все дружно хохотали.

И. Хакамада― Я хотела, чтобы нас называли репиками и чтобы мы сочинили рэп.

Б. Титов― А так нас называют простатитом.

Ю. Кобаладзе― По крайней мере приход Ирины прибавил креативности.
С. Сорокина― Борис, все-таки, что было последним аргументом, который сломил Ирину?

Б. Титов― Тем, что или сейчас или никогда. Потому что следующие выборы могут совершенно другие. И Ира удивляется, что у нас сегодня газет не купишь. Или проблемы с Яровой и иже с ней людьми. Все экономические основания имеет. Потому что мы говорим все время, что барьеры будут расти. Заборы вокруг по территории, по границам России будут возводиться. Потому что сегодня экономически мы падаем. И у нас два пути, один путь или мы действительно начнем чего-то делать сегодня, причем не через 5 лет, а сегодня. Потому что пять лет мы не проживем. И действительно пойдем в сторону малого, среднего…

И. Хакамада― В 2017 году Резервный фонд закончится.

С. Сорокина― Слышали.

Б. Титов― И постепенно, если ничего не делать, как нам некоторые предлагают, даже экономические власти, то постепенно будут расти кирпичик по кирпичику заборы. И будут приходить все более изощренные, не изощренные, кстати, более простые, самые дубовые ломовые запреты. И это будут ломовые запреты и в экономике, и в политике. Потому что постепенно мы перейдем к фиксированному курсу рубля, когда закончатся резервы. Постепенно перейдем к тому, что нам введут выездные визы, зачем смотреть, как у них хорошо. Поэтому это все корни имеет, проблемы экономические. Поэтому сегодня надо решать именно их.

С. Сорокина― Ира, за эти сутки с небольшим много ли удалось услышать и прочитать про себя хорошего.

И. Хакамада― О, боже, я такое начиталась. Это не впервой.

С. Сорокина― Они смешные люди думают, что этим можно пронять.

И. Хакамада― Вот обещала. Во-первых, с одной стороны одни поливают, а вот все, кто на моей ленте и слушатели моих бизнес-лекций, а это средний класс, вот они все пишут «ну наконец-то, ну слава богу». Поэтому разнится состояние менталитета среднего класса и бизнеса. И радикальных людей с гражданским чувством свободы. Я их понимаю. Но у них есть «Яблоко» и «Парнас» и это правильно. И когда говорят о спойлерстве, точно понимаю, что «Яблоко» отнимает у «Парнаса», а «Парнас» отнимает у «Яблока».

Б. Титов― Я думал, что все сняли вопросы.

И. Хакамада― Нет.

С. Сорокина― Спойлер постоянно фигурирует.

И. Хакамада― Мы увели Потапенко от Гудкова, и я вижу в Интернете, я сильно погружена, боже мой, там такой полив идет и тебя и меня, и Партии роста. Все ищут кремлевские следы и так далее. Но при этом не понимают, что действительно тот средний класс, представители малого и среднего бизнеса, они сочувствуют и сопереживают тем ценностям, которые двигают «Яблоко» и «Парнас». Но они не будут за них голосовать. Они поэтому вообще ни за кого не голосуют или от отчаяния отдают голос или «Справедливой России» или «Единой России». Им нужен оппонент профессиональный экономике, экономической власти. И одновременно все-таки имеющий диалог с властью, не так радикально политизированный. И вот тут возникает Партия роста. Поэтому мы к «Яблоку» и «Парнасу» и сколько можно истерить по этому поводу. Мы не имеем никакого отношения.

Б. Титов: Следующие выборы могут быть совершенно другие QТвитнуть

С. Сорокина― Одно из первых сообщений по sms: но вы прекрасно понимаете, что не пройдете в думу, кого вы обманываете, — пишет Дмитрий.

И. Хакамада― А я прекрасно понимаю, что каждый раз сидят такие эксперты диванные, которые говорят, с одной стороны как надоели эти старые лица, где новые. Когда в Партии роста появляются новые лица — Соколова, Потапенко, какие-то люди, которые в политике не участвовали. Говорят: ой, это Ноев ковчег, собрали старье по одному. Никаких звезд, вы же понимаете, что все равно не пройдете. Не слушайте их, потому что кто это пишет это люди, которые в своей жизни сами ничего не поняли и ни на что не способны. Почему? Потому что в 1999 году я сидела в «Эхо Москвы» и точно также нам на «Эхо Москвы» только не ты, Светочка, говорили: вы же понимаете, что вы не пройдете. Вы политические трупы.

С. Сорокина― Но еще довелось.

Б. Титов― У нас очень серьезный шанс пройти. Кстати, было много случаев и СПС, был случай «Справедливой России», которая за два месяца имела практически ноль, получила 12% на выборах. Потому что они тогда собрали хорошую команду. Которая была альтернативой «Единой России».

И. Хакамада― …в президентской кампании 7%, он готовился в очень короткий срок.

Б. Титов― И мы делаем все возможное, потому что действительно используем разные механизмы выхода к нашей аудитории. Интернет сегодня активно…

С. Сорокина― Посмотрела ваш официальный сайт.

Б. Титов― Сайт веселый.

С. Сорокина― С этими картинками. Как из Гарри Поттера все сидят. Немножко движутся.

Б. Титов― Мы это в другом месте подсмотрели. Но каждый чего-то говорит умное. Кроме того, вы не посмотрели страницу в фейсбуке или Вконтакте партийную. Мы пытаемся с молодежной аудиторией разговаривать. И там много карикатурных стебных вещей. Мне нравится. По крайней мере, креативная команда у нас лучшая сто процентов.

Ю. Кобаладзе― Все это Хакамада придумывает?

Б. Титов― Хакамада только вливается.

С. Сорокина― Но за эти несколько минут я поняла, что, Борис, это сильное приобретение. Ирина практически вам не дает говорить. Она все озвучивает сама.

Б. Титов― Это очень хорошо.

И. Хакамада― Сижу, тихо молчу.

Б. Титов― Мы больше лучше послушаем умных.

С. Сорокина― Вот свидетельствую, Борис Титов очень доволен тем, что у него Ирина Хакамада. Я только не понимаю, как уживаются все эти разные люди. Дело в том, что по какой-то платформе бизнесовой я могу понять, действительно либеральная предпринимательская позиция.

Б. Титов― На ней и уживаемся.

С. Сорокина― А политика, там очень разные представления.

Б. Титов― У нас очень много разных людей. Очень разные. Даже Дмитриева и Хакамада очень разные. Но главное, что именно в экономической части развития малого и среднего бизнеса мы все сходимся и в общих стратегических вещах, и в очень тактических. А это главное сегодня. Вот да, мы за свободы выбора, Интернета сейчас боремся. За свободу ездить, чтобы не были границы перекрыты. Но самое главное сегодня свободы экономические. Потому что если перекроют экономические свободы, то не будет никакого будущего.

И. Хакамада― Есть будет нечего.

Б. Титов― Вообще никакого экономического будущего. И в результате сегодня на первом месте, мы глубоко убеждены, стоят именно задачи экономических преобразований в стране. На самом деле их легче делать. Спрашивают, вот вы меньшинство, чего вы там сделаете. Так мы вообще партия большинства. Потому что за эти экономические свободы стоит абсолютная, те люди, которые политически коммунисты, социал-демократы, многие капиталисты, правые, даже ультра, — за экономические свободы. Давайте сделаем первый шаг. Новую экономику. Несколько людей, которые сегодня привыкли жить в другой парадигме, которым сегодня важнее стабильность, не движение вперед, а стабильность, вот надо пробить эту пробку, пустить экономику в рост и тогда уже разбираться, кто там правый, кто левый.

С. Сорокина― Сомневаюсь, что этих нескольких людей вам удастся пробить.

И. Хакамада― Можно я отвечу на вопрос, что мешает. Он очень хороший. Я считаю, что, несмотря на разные волны демократия в виде либералов 90-х так называемых и сегодняшние скорее уже монетаристы, а не либералы, несмотря на их разность это в общем постсоветская элита, которая ментально несет в себе ценность сталинских вот этих последышей крупных проектов и крупных компаний. То есть экономическая элита в Советском Союзе и в России, страна очень большая и даже после развала все равно самая большая в мире, мыслит такими гигантскими категориями. И из-за того, что малый и средний бизнес так и не был развит, элита, которая бы была создана из представителей более мелкого масштаба бизнеса и наемных работников, она не представлена в нашей экономической элите. Причем я говорю обо всех. Это может быть с одной стороны и Дворкович, и Кудрин, и Касьянов. С другой стороны может быть Сечин, Чемезов и так далее. Все это люди, включая Владимира Путина, которые все равно мыслят гигантскими проектами и компаниями. Вот Олимпиада, чемпионат мира по футболу, срочно выстроить дорогу.

С. Сорокина― Мост.

И. Хакамада― Мост Керченский. Во время кризиса помочь госкорпорациям удержать их на плаву. Как говорит правильно Борис Титов, куча денег убита на то, чтобы удержать крупнейшие банки, чтобы у них были активы более ликвидны. А это мелочь.

Б. Титов― Ну поговорить-то приятно.

И. Хакамада― Они не слышат, Чубайс тоже не слышал, и Гайдар не слышал. И почему было тяжело биться одной – потому что мой голос тоже тонул в этих гигантоманских идеях. И вот когда Партия роста пусть со всеми ее противоречиями возникла, действительно есть единая платформа. Они представители другой элиты. Я была на съезде. Я первый раз их всех увидела. Там 70% это молодежь и представители очень небольшого бизнеса. И они все очень продвинутые. Потому что им нужен кислород, доступ с ответственностью и конкуренцией ко всем ресурсам. У них нет его. И мы можем говорить сколько угодно, но эта элита не представлена нигде. Поэтому первый шаг, ну появился уполномоченный, хорошо. Мы сейчас не говорим о политических институтах, об этом «Яблоко» уже достаточно говорит. И «Парнас» тоже. Суды, сколько можно.

Б. Титов― Об этом там тоже.

И. Хакамада― Мы не забываем. Но понятно, что мы поддерживаем и молимся. Но это долгая реформа, а вот Партия роста предлагает, как подтянуть экономический рост с точки зрения интересов малого и среднего бизнеса и наемных работников, в том числе в инновационном бизнесе. Это молодежь. Которые могли бы составить конкуренцию этому крупняку.

С. Сорокина― Сразу стали писать, например, Василий из Москвы: на первом месте политическая свобода. В определенном смысле можно с ним согласиться.

И. Хакамада― Хорошо, «Яблоко» и «Парнас» 20 лет говорят о политической свободе. Мы видим, что ужимается. Почему? – потому что на выборы приходят все равно максимум, как было всех 15%, так и осталось. А почему? – да потому что никто ее не оценил, потому что в России довлеет 85% это патернализм. Дай мне денег, и я на нее обменяю свободу. Прежде чем воспитать свободу, то есть ментальность изменить, нужно поставить человека в условия, когда он имеет равные шансы, но должен взять ответственность и работать сам. Это же понятно. Об этом Маркс писал вообще-то.

Б. Титов― Мы можем долго дожиться до тех пор, пока мы не станем КНДР.

И. Хакамада― Да, мы должны вырастить этих свободных людей.

И. Хакамада:Меня, довел до ручки антитеррористический закон Яровой. Я поняла, что это уже все, это абзац, грубо говоряQТвитнуть

Б. Титов― Не бывает свободы, взятой из воздуха. Это все надо заслужить. Это надо эволюционно построить. Ничего, даже демократия не бывает, на парашюте к нам опуститься или инвестировано из США. Мы должны к этому дойти. Любые демократические институты, пусть даже очень хорошо прописанные на бумаге, не будут работать, пока не будет среднего класса. А средний класс у нас сейчас очень слаб. Бизнес очень слаб. Почему суды такие — да потому что у нас главные в стране чиновники, которые могут довлеть на эти суды.

И. Хакамада― И обладающие огромными финансовыми ресурсами.

Б. Титов― А если бы был бизнес развит, сильный бизнес, по-другому работали бы институты. Поэтому все должно быть эволюционно. Ведь не сразу рождалась английская демократия. Помните про газон. Который сто лет надо выращивать.

С. Сорокина― Я это давно слышу.

И. Хакамада― Хартию вольности и революцию во Франции совершило третье сословие.

С. Сорокина― Просто у нас уже…

И. Хакамада― А у нас оно не складывается.

С. Сорокина― Как много лет мы про это говорим.

И. Хакамада― Что значит как много мы говорим.

С. Сорокина― И даже был период, когда казалось, что прописали.

И. Хакамада― СПС обвиняли в том, что там Кириенко в думу, а Путина в президенты. Нас было мало, поэтому я думаю не мы сделали Путина президентом. Но когда нас было мало и «Яблоко» тоже было мало, я сейчас перечислю, что мы провели в ГД. Плоскую шкалу подоходного налога сделали мы. Регрессивную шкалу, от которой отказались и теперь все уходит в тень, хотят возвращаться, социальные взносы на фонд зарплаты сделали мы. Презумпцию невиновности в налоговом кодексе сделали мы. Частную собственность на землю ввели мы. Весь налоговый кодекс сделали мы, весь Гражданский кодекс сделали мы. Независимые суды обеспечили необходимым законом. Адвокатские коллегии и так далее. И вы мне скажете, что ничего нельзя сделать. Просто, как только смыло СПС и «Яблоко», дальше начался мрак.

Б. Титов― Следующая дума будет по-другому мыслить. Потому что сейчас вопрос стратегии. Если раньше эта дума была лоббистская, причем «Единая Россия» не партия большинства. Она партия многих лоббистских организаций. Она голосует не так, как они решают, а так, как сложится этот консенсус лоббистов вокруг. Прежде всего, это конечно правительство, это администрация президента, это и лоббисты предприниматели. Партии. Но это все было по отдельным малым законам. И кому чего интересно, кто сумеет провести свой закон, туда и шло. Сейчас проблема глобальная становится. Сегодня будет дума, которая будет мыслить стратегиями. Потому что там будет важно, куда мы в целом пойдем в новой ситуации.

С. Сорокина― Это ваши мечты.

Б. Титов― Нет, потому что ситуация меняется. Вы понимаете, что сейчас пока еще может быть, многие не чувствуют это.

С. Сорокина― Но реально ощущение, что…

Б. Титов― Но мы уже шестой квартал теряем. Сегодня… инвестиции падают, не заложен наш будущий рост за это время. Инвестиции падают, значит, ничего не начало строиться. Поэтому сегодня мы начнем чувствовать все больше и больше. Сегодня опять нефть упала. Будем чувствовать это. И этой думе придется решать глобальные вопросы. Она не будет решать вопрос типа закона Яровой. Она будет решать вопрос куда двигаться и чего делать. И поэтому в этой думе будут востребованы те, кто имеет стратегию. И поэтому наша партия, мы должны занять это ключевое серединное место со своими идеями. И это главная цель наша.

С. Сорокина― Я вам всячески желаю успехов, ради бога, чтобы все состоялось. Но если смотреть реально, вполне возможно, что пройдет несколько одномандатников. Они погоду не сделают.

Б. Титов― Мы сценарий пишем для различных ситуаций. Наше присутствие в думе, мы не проведем лоббистские законы, потому что большинство может нас не поддержать. Мы будем заниматься стратегиями. И в исполнительной власти на всех уровнях. Мы должны двигать вперед идеи. Одна из целей, которой мы сейчас должны добиться – убедить всех, что нужен, раньше называлось кризисным комитетом, а сейчас мы говорим об администрации роста. То есть должен быть некий орган, который будет думать только о развитии. Вот сейчас они создали квазистратегический комитет, совет по стратегиям. Это такой второй совнарком, потому что там все представлены. Вице-премьеры поголовно почти. Министры все. Те же самые люди.

И. Хакамада― Это одни и те же фигуры, которые переставляют, даже не переставляют, тогда они хотя бы от чего-то были освобождены. Они одновременно на всех досках.

С. Сорокина― Это понятно. Борис, а почему не удалось кого-то из крупного бизнеса привлечь.

Б. Титов― Вы же знаете, что произошло с Дерипаской.

И. Хакамада― Это по поводу того, что говорят кремлевская партия.

Б. Титов:На первом месте стоят именно задачи экономических преобразований в стране. На самом деле их легче делать QТвитнуть

Б. Титов― Вопрос в том, что его начали просто, то, что про Ирину начали после ее вступления в партию, весь Интернет взорвался. Также и про него весь Интернет взорвался. Причем он увидел про себя такое, что он оказывается одному губернатору чем-то помешал чего-то сделать, поэтому он идет в думу, потому что ему нужно этому губернатору прикрыться от этого губернатора. В общем, такие истории пошли за полдня. Слушай, я по-моему не подумал, когда согласился.

И. Хакамада― Они боятся за бизнес.

Б. Титов― И поэтому говорит, слушай, давай я все-таки воздержусь, будем помогать со стратегией.

С. Сорокина― Ну и Прохоров также.

И. Хакамада― Он поддерживает, но он устал. Его оскорбили. Его выкинули так вообще.

Б. Титов― С Прохоровым мы встречались и не один раз за это время, пока партия идет. Он помогал и с кандидатурами, части региональных лидеров.

И. Хакамада― Сейчас полно проблем с РБК у него. У вас тоже полно проблем на «Эхо Москвы». Сегодня обыски были.

С. Сорокина― У всех полно проблем. Это правда. Но просто хотелось узнать, а почему в этой замечательной когорте этих портретов шевелящихся, не нашла никого…

Б. Титов― Шевелящийся Максим Валецкий, который очень не маленький предприниматель, в составе генсовета у нас 70 человек разного бизнеса. А некоторые из них миллиардные долларовые обороты.

И. Хакамада― Но я не член партии.

С. Сорокина― Отмечаем, что не член партии, но возглавляет московский список. Сразу после новостей продолжим разговор.

НОВОСТИ

С. Сорокина― Еще раз вас приветствуем. В первой части программы мы надеюсь, объяснили, почему Ирина приняла неожиданное для многих решение. Многие упрекают вас в sms, в идеологической всеядности. То есть у вас тут и «Крымнаш» и севастопольский представитель и Ирина, которая известна другой позицией.

И. Хакамада― У меня по Крыму своя позиция.

Б. Титов― Вопрос по Севастополю, что Олег Николаев это ближайший соратник Чалова, который делал крымскую революцию или весну, и сейчас он возглавляет очень важное политическое движение, которое направлено на проведение референдума против сегодняшнего губернатора Меняйло. А кроме того он предприниматель, у него самый лучший ресторан в Крыму. Это Остров, на который наехали сейчас и практически там суды идут, чтобы закрыть его. Потому что он в конфликте с губернатором. То он конечно для нас, во-первых, он наш товарищ уже многие годы. Еще с украинских времен. И ему выстраивали и проекты и «Деловая Россия» открылась в Крыму. И мы прекрасно понимаем, что все они за и весь бизнес Крыма за то, чтобы быть с Россией. Что было тогда настолько все было не в кайф в украинские времена. И просто они русские. Даже Олег Николаев и то приехал из Питера туда лет 5 или 10 назад. Поэтому это наши люди. И наша позиция, куда их девать, как они могут к нам не придти. Когда в такой ситуации, их отдать туда что ли, они не хотят этого.

С. Сорокина― Свой мост вы все-таки построили туда. Игорь из Москвы: ага, стратегия в экономике важна, а что будете делать с бюрократами взяточниками, с бандитами, с полицией, которую многие считают равной бандитам. Глядя далеко, вблизи ничего не увидите.

Б. Титов― Если говорить о бандитах взяточниках из государства, это одна история. Слава богу, бандитов пока реальных настоящих не видно. Хотя начали не очень приятные новости, что опять начинается формирование…

С. Сорокина― Поэтому тут много практических задач.

Б. Титов― С чиновниками взяточниками, мы же пытаемся бороться уже давно. Слава богу, Каменщика освободили. На прошлой неделе за неделю освободили еще троих от уголовного преследования. У нас же тысячи обращений. И пока, к сожалению, это только десятки тем, кому мы можем помочь. Поэтому боремся, как можем. Провели амнистию в свое время. Но сейчас одной из идей нашей партии в программе является проведение административной амнистии. Мы знаем, как проводить амнистии, проводили уголовную, знаем, что можем сделать административную, потому что кроме тех людей, которые сидят, есть еще огромное количество людей, которые страдают из-за того, что к ним применили ту или иную меру наказания, связанную с административными нарушениями. Поэтому сегодня это можно было сделать и освободить миллионы людей, это не только бизнес. Это и просто люди, которые от этого страдают.

С. Сорокина― Если бы была такая возможность. Ира, тебе вопросы.

И. Хакамада: Пожалуйста оставьте музыкантов в покое. Так же как в Париже. Без них нет атмосферы.QТвитнуть

И. Хакамада― У меня тут нет вопросов, у меня тут одни оскорбления. Я даже удивляюсь, что на «Эхо Москвы» столько троллей.

С. Сорокина― Конечно. Из Казани вопрос: а сколько вы заберете у «Яблока».

И. Хакамада― Еще раз повторяю, мы не берем у «Яблока». Те, кто голосуют за «Яблоко» — люди, поддерживающие власть. Потому что «Крымнаш», Титов объявил, у меня другая позиция. Люди у них сейчас красное и черное, дальше они не влезают. Все очень просто.

С. Сорокина― Вопрос: какую поддержку сверху имеете.

Б. Титов― Я думаю, чем же нам помогают.

С. Сорокина― Деньги, административный ресурс.

И. Хакамада― Да какой.

Б. Титов― Какие тут тролли появляются постоянные. Пока слава богу, нет реально каких-то проблем. Хотя уже чувствую. В Калининграде у нас есть проблемы с властью. Есть проблема в Ставрополе. Наши ребята идут на выборы в жестком режиме и чувствуют, что каждый день могут быть какие-то неприятности. Поэтому, слава богу, пока они не видны еще, надеемся, что не будет. Дай бог, чтобы не мешали.

С. Сорокина― Но все-таки какие-то у вас есть поддержки, договоренности.

Б. Титов― Еще раз. Какие договоренности…

С. Сорокина― Но вас же одобрили как-то.

Б. Титов― Мы вели переговоры с партиями…

И. Хакамада― Еще раз повторяю, Володин встречается со всеми, включая Явлинского.

Б. Титов― Я с Володиным как уполномоченный имею регулярные встречи. И конечно, партия тоже имеет какое-то место быть.

И. Хакамада― И беседует со всеми. Но это не значит помощь.

Б. Титов― Финансирование очень большая проблема для нас.

С. Сорокина― А как вы.

Б. Титов― Честно говоря, если посмотрите на счет партии, увидите одного спонсора, можно ли говорить или нет, потому что я же не управляю процессами…

И. Хакамада― Не говори.

Б. Титов― Там есть некоторые компании, которые нам помогают.

И. Хакамада― Не надо их называть.

Б. Титов― Я про Абрау-Дюрсо хотел сказать. Но мои товарищи действительно реально помогают. Но это небольшие суммы, зато товарищей немало. Кстати мы открываем счет в биткоин. Надеемся, что нам будет массовая поддержка.

С. Сорокина― То есть вы на самофинансировании.

Б. Титов― Да. Мы меньше тратим, чем другие партии. Потому что мы тратим только на содержание центрального аппарата. Все регионы платят за себя сами и за выборы и за содержание региональных отделений. Единственная, наверное, партия, которая уже провела три съезда за полгода, не заплатив ни копейки в регионы для того, чтобы они приехали сюда. Спросите у «Яблока», полное содержание всех регионов за счет центра. Все приезды на съезд оплачиваются центральным бюджетом.

С. Сорокина― А у вас сами билеты берут.

Б. Титов― Ни одного билета мы не оплатили.

И. Хакамада― Это бизнес.

Б. Титов― Они платят за себя сами.

С. Сорокина― А сколько всего человек у вас в списке?

Б. Титов― Под 500, вместе с одномандатниками больше 500.

И. Хакамада― Там есть преподаватели финансовой академии, есть совершенно молодые ребята, которые занимаются инновационным бизнесом.

Б. Титов― Блокчейном.

С. Сорокина― Что такое ваше молодежное крыло?

Б. Титов― Это ребята, мы не первый день знакомы, хотя они в «Деловой России» не прижились в свое время, я не руководил уже, но пришли к нам сейчас и говорят, давайте сделаем молодежное крыло. Это в основном предприниматели молодые или ребята, которые думают стать предпринимателями. У них экономическое мышление. Сейчас провели большой форум во Владивостоке, тысяча сто человек собрали. Там Потапенко тоже зажигал. Только что провели в Нижнем Новгороде. То есть это не только форумное мышление, это еще мышление людей, которые приходят в политику. Им очень интересно заниматься. Они хотят выбираться. Мы провели праймериз, кроме того, что руководителя включили в федеральный список, в десятку молодежного крыла, еще включили 30 человек в списки другие. И одномандатниками и в региональные. Для них это интересно. Сегодня я с ними встречался, у нас съезд проходил молодежного крыла сегодня, и мы решили, что мы должны растить, в партию же не на один день приходят, нас обвиняют, что мы такие не только спойлеры, но еще однодневки. Мы собираемся строить партию надолго. И мы сейчас создали академию роста так называемую, которая ребят учит быть муниципальными депутатами. То есть они учатся, какие проекты, чтобы улучшить жизнь у себя в городе. Поселке. Они учатся, как выбираться, как становиться мэрами. И это такой длинный путь обновления снизу кадрового состава.

И. Хакамада― Мы, ребята, не спойлеры, я начиталась все.

С. Сорокина― Вопрос: Ирина реально будет работать в думе или паровозом?

И. Хакамада― Какой паровоз на хрен, если бы я была паровозом, я была бы в федеральном списке. Номер два или три. Какой я паровоз, что я вытяну по Москве.

Ю. Кобаладзе― Электричка.

Б. Титов― Московские власти будет терзать.

И. Хакамада― Кстати, хочу обратиться непосредственно к руководителю «Единой России» в Москве. Пока он еще не ушел в отпуск в связи с избирательной кампанией. К мэру господину Собянину. Я вас очень прошу, пожалуйста, пожалуйста, верните газетные киоски. Потому что мы хотим городской среды. Вот у меня в центре после ремонта получилось такое кладбище мраморное. Пожалуйста, не только скамейки нужны, а городская среда. Верните газетные киоски.

Ю. Кобаладзе― А если каждое утро приходить на «Эхо Москвы», здесь вся пресса и здесь читать.

И. Хакамада― Не хочу, я пешком не дойду. Теперь до вас не доедешь.

Б. Титов: Мы можем долго дожить до тех пор, пока мы не станем КНДРQТвитнуть

С. Сорокина― И все-таки не ответила. В ГД будешь работать…

И. Хакамада― Ну конечно, потому что это интересно. Мне не хочется быть начальником, поэтому меня по Москве все очень интересует.

Ю. Кобаладзе― А вам удастся убедить избирателей, что вы не «Парнас», не «Яблоко»…

И. Хакамада― Не надо убеждать. Титова точно никто ни с «Яблоком», а он лидер, главный. А я что.

Ю. Кобаладзе― А ты ассоциируешься с какой-то другой партией.

И. Хакамада― Нет. Я не ассоциируюсь ни с какой партией. Я ассоциируюсь с тренером. И я буду продолжать свои лекции…

С. Сорокина― Она не член партии.

Ю. Кобаладзе― Не член партии возглавляет список.

И. Хакамада― Никуда я не вступлю и не надо гэбистские штучки свои завязывать.

Ю. Кобаладзе― Ты не разделяешь платформу партии?

Б. Титов― Она бизнес-тренер.

И. Хакамада― И буду продолжать просветительскую работу.

Ю. Кобаладзе― Не будет у тебя времени.

И. Хакамада― У меня на все хватает.

Б. Титов― Она ездит по регионам и огромное количество малого бизнеса проходит через ее бизнес-тренинги. И мы видим следы ее, ее тень постоянно. Где-то говорят: а вот тут была Хакамада. И все говорят: да, она классные вещи говорит. Про бизнес. И поэтому она наша.

С. Сорокина― Смешной вопрос, но очевидный: Ирина, а какой первый закон вы примете, если избираетесь в ГД.

И. Хакамада― Очевидно, я, например, лично напишу тут же, трехлетние каникулы для микробизнеса и самозанятых индивидуалов. Три года, что я Путину сказала напрямую. Я вас очень прошу, оставьте их в покое. Вы все равно там ничего не соберете.

Б. Титов― У нас есть пакет шестой гуманизации уголовного законодательства по экономическим статьям. Это не кошмарьте уголовными делами бизнес. Самозанятые и это, плюс страхование вкладов юридических лиц. Потому что сегодня огромные деньги теряют компании. Когда просто уничтожают малые банки.

И. Хакамада― Летит весь бизнес, и никто не страхует.

Б. Титов― Вы знаете, сколько мы рабочих мест потеряли за последние три года. Цифры, которые никто не знает. Мы посчитали вместе с федеральной налоговой службой. Потеряли 6,7 миллионов рабочих мест за три года.

И. Хакамада― Собирались наоборот плюс 15.

Б. Титов― Это официально по статистике.

С. Сорокина― Спрашивают про значимые реформы. Ира начала, вот какие значимые реформы можно было бы провести?

Б. Титов― Знаете QE по-русски. Количественное смягчение по-русски. Активная денежная кредитная политика, которая бы стимулировала приток инвестиций. Кредиты. Ставки по кредитам и долгосрочных кредитов это важнейшая тема. Тема, которая обсуждалась давно, на кризисе 2008-09 годов в Америке, они долго сомневались. Такая же дискуссия, как у нас шла. То ли жесткая финансовая политика, затягивание поясов, то ли дать экономике дышать. Вдохнуть в нее новые силы. То же самое происходило в Европе, еще длиннее и сложнее шла дискуссия. В результате все-таки чуть Грецию ни угробили, но пошли по QE, и сейчас более-менее задышала экономика европейская. Тоже самое в Японии. Мы по-прежнему стоим на докризисных позициях – надо затягивать пояса. И ничего не делаем для того, чтобы развивать новую экономику. Старой нет, сырьевая экономика не работает. Потому что нефть упала в цене. А новую не хотим создавать. Ничего не делаем.

И. Хакамада― Можно я опять обращусь. По поводу киосков. Потому что «The New Times», РБК и «Независимая газета» и «Ведомости» в супермаркетах не продают. Поэтому и в метро тоже суют совсем не те газеты. И второе, повлияйте, пожалуйста, на наши правоохранительные органы в Москве и оставьте музыкантов в покое. Так же как в Париже. Без них нет атмосферы.

С. Сорокина― Да, это очень странная история со штрафами. Здесь интересуются: а как вступить в вашу партию.

Б. Титов― Есть сайт, где много портретов, кстати…

С. Сорокина― Ирину я там не обнаружила.

Б. Титов― И там есть вступить, там есть кнопочка «деньги в рост», туда мы тоже предлагаем зайти.

И. Хакамада― Ну хоть сто рублей.

Б. Титов― Мы всем довольны.

Ю. Кобаладзе― А мы имеем право, давай, Свет, вступим.

С. Сорокина― Вступай, дорогой.

Ю. Кобаладзе― Я когда вас слушаю, мне очень нравится ваша платформа.

Б. Титов― Можно стать сподвижником.

Ю. Кобаладзе― Как Хакамада, можно стать кем-то, но, не вступая в члены партии.

С. Сорокина― Борис, а как оказалась Ксения Соколова…

Б. Титов― Это было сложное принятие решения. Я ей давал интервью, которое потом опубликовал «Форбс». И очень интересное интервью, вопросы были очень интересные. Не знаю, как ответы. И мы начали разговаривать как с вами и она начала говорить, да интересно. А потом говорит, а все-таки политика зачем. И в общем она вдруг почувствовала, что ей интересно сегодня заниматься политикой. Так из разговора в разговор, были еще общие друзья, которые тоже говорили на эту тему. И в результате она так согласилась.

Ю. Кобаладзе― Вообще она блистательный журналист.

И. Хакамада― Она в федеральном списке.

Б. Титов― Но она еще и пошла по одномандатному округу. В Центральный одномандатный округ Москвы.

И. Хакамада― То есть рванула по полной.

С. Сорокина― Дмитрий Мезенцев спрашивает, наш постоянный слушатель: а чем вы отличаетесь от партии Михаила Прохорова.

Б. Титов― Мы наверное не так чтобы сильно отличаемся. У Миши были немножко другие экономические взгляды.

С. Сорокина― Финансированием.

И. Хакамада― Правильно, молодец. У нас этого нет.

Ю. Кобаладзе― А Прохорова слабо привлечь.

И. Хакамада― Уже привлекали. Он поддерживает.

Б. Титов― Он сейчас в политику не пойдет, уже два раза была история у него.

С. Сорокина― А идеологически не так чтобы сильно.

Б. Титов― Мы очень близки, что нужно экономику развивать. Единственное у Миши была главная…

И. Хакамада― Трудовые коллективы. Кодекс.

Б. Титов― Мы не считаем это самым важным. Кроме того, земельная реформа у него была своеобразная. Когда он говорил, что это основа движения вперед. Но мы считаем, что основа все-таки в другом.

И. Хакамада― Главное все-таки малый бизнес, наемные работники, самозанятость, чтобы люди в любой ситуации при любом кризисе могли выкручиваться.

С. Сорокина― Алексей из Санкт-Петербурга очень пессимистичен: внутри концлагеря предлагают создать кружок по вязанию.

И. Хакамада― Птичка моя. А сам он кто, надсмотрщик.

С. Сорокина― Не знаю. Но у него такое ощущение. Вы кстати сейчас столкнетесь с тем, что люди может, и поддержат вас мысленно, но очень много уставших, упавших духом, разуверившихся.

Б. Титов― Пока не концлагерь, давайте не утрировать. Все-таки ездим туда-сюда, чего-то покупаем в магазинах. У нас все хорошо, не распределительная система. Но есть угроза, что действительно будет концлагерь.

И. Хакамада― Вечером пройдешься по Москве – ни хрена себе концлагерь.

Б. Титов― Если пойдет экономика так, то действительно у нас будет намного все хуже. Поэтому мы сегодня делаем, дверь закрывается, надо туда ногу вставить. Иначе дверь захлопнется и все.

И. Хакамада― Будет концлагерь. Голодный нищий человек он точно неуправляем.

С. Сорокина― Еще один вопрос. А какой смысл идти в думу, от которой ничего не зависит?

Б. Титов― От думы много чего зависит.

С. Сорокина― На данный момент она действительно…

И. Хакамада:Разнится состояние менталитета среднего класса и бизнесаQТвитнуть

Б. Титов― От «Единой России» ничего не зависит.

С. Сорокина― Если бы дума была поразнообразнее, было бы конечно поинтереснее.

И. Хакамада― Да, было бы вот, когда мы были. Поэтому если «Яблоко» там будет, и Партия роста там будет. Просто я «Парнасу» желаю, но толку было мало. А вот если «Яблоко» там будет и Партия роста будет…

Б. Титов― Конечно, сегодня влияние правительства огромное на думу. Это практически филиал правительства. И это очень плохо. Но мы уже если придем, это будет какое-то веселье, хоть нас и мало будет, но мы будем ставить законы. Мы люди веселые, карикатуры видели какие…

И. Хакамада― И профессионалы при этом. На всякий случай ввернула.

С. Сорокина― Я просто диву даюсь вам.

Ю. Кобаладзе― Яровая когда узнала, что ты вступила в партию, или ты не вступила.

С. Сорокина― Не вступила.

Ю. Кобаладзе― Она трепещет сейчас.

И. Хакамада― Она тебе позвонила прям недавно.

Ю. Кобаладзе― Хакамада это все. Конец моей карьеры.

И. Хакамада― Ну ладно тебе, она непробиваема.

С. Сорокина― Вот посмотрела, Станкевич, Нечаев, Оксана Дмитриева, Стариков, Соколова.

Б. Титов― Потапенко.

С. Сорокина― Похмелкин по Пермскому краю идет. И кстати говорит, что для изменения экономики нужно менять политический режим. Нужно восстановить в полном объеме конституционный строй РФ. У вас такие разные мнения у людей.

Б. Титов― Сегодня мы все признали, что конечно каждый имеет свое мнение.

И. Хакамада― Но зато у нас свобода.

Б. Титов― Но другой вопрос, что конечно все мы признали одно – что сегодня мы идем менять экономику. Это самое главное. В этом один общий консенсус.

С. Сорокина― И напоминаю, что вчера прошел съезд партии, списки были утверждены. Сегодня был молодежный съезд. И теперь вперед. До середины сентября у вас большая история напряженной работы. Я не знаю, как Ира будет…

И. Хакамада― Все осилим. Успеем.

С. Сорокина― …вспоминать все свои навыки и умения.

И. Хакамада― А я быстро вспоминаю. Глаза-то может, не видят, а ручки-то делают.

С. Сорокина― И так с азартом примется за работу. Смысл есть, смысла нет, собственно говоря, если ничего не делать, действительно в этом я соглашусь, тогда ничего и не произойдет. Какие ваши ближайшие планы.

Б. Титов― Регионы конечно.

И. Хакамада — Я― Москва.

Б. Титов― Я улетаю в регионы. Три города сейчас на этой неделе, вообще я собираюсь порядка 25 регионов надо объездить. Но конечно мы еще темы будем развивать. Несколько тем, административная амнистия, запрет запретов мы предлагаем. Чтобы сегодня все-таки принять законодательство, которое бы требовало, было обязательно обсуждение любых законов, хоть как-то ограничивающих жизненное пространство человека. Чтобы это была система оценки с общественными организациями. У нас есть вопрос по кредитам и потребительским.

С. Сорокина― А программу партии уже можно прочитать.

И. Хакамада― Она есть.

Б. Титов― Вчера ее приняли.

И. Хакамада― Единственное, что она очень профессиональная конечно.

С. Сорокина― И может сделать более популярной.

И. Хакамада― Есть популярный вариант.

Б. Титов― Мы сейчас много пропагандируем и в Москве и других городах флаеры раздаем.

И. Хакамада― Есть тезисы такие яркие.

С. Сорокина― Нам нужно заканчивать. Очень быстро время пролетело с вами. Всем, кому интересно подробнее о Партии роста, с представителями которой мы сегодня разговаривали, с Ириной Хакамадой и с Борисом Титовым, пожалуйста, посмотрите на сайте. Он занятный. Там же можно посмотреть и программу. И более профессиональную, надеюсь, более популистскую.

Б. Титов― Не забудьте про страницы в фейсбуке и Вконтакте.

С. Сорокина― Может быть, вас все это заинтересует. Не могу не пожелать вам успеха. Вы мне просто симпатичны как старые знакомые и как люди в первую очередь. Поэтому дерзайте, пусть у вас получается. Всего вам доброго.

Б. Титов― Спасибо большое.

С. Сорокина― До свидания.