Материалы прессы

Новости
Из первых рук
Материалы прессы
Газеты и журналы
Журнал FORBES
Журнал Домашний Очаг
Интернет-издания
Информационные агентства
Пресс-конференции
Радио
Телевидение
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« июнь, 2017 »
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30    
Наша кнопка

И.Хакамада, В.Жириновский, В.Геращенко о шансах кандидатов в президенты

03.06.07

ВЕДУЩИЙ:  Здравствуйте. Хотя до выборов президента еще достаточно времени, уже появились первые претенденты на эту роль. Некоторые имена стали политической сенсацией. Сколько еще заявят о своем участии в президентской гонке, главное, сколько будет зарегистрировано, мы узнаем ближе к выборам. А сегодня мне хотелось бы понять, какую цель преследуют кандидаты в президенты, на что рассчитывают, и реально ли объективное соревнование без использования административного ресурса. Об этом мы поговорим с председателем Совета директоров ЮКОСа Виктором Геращенко, заявившем о своем участии в президентских выборах, президентом Фонда "Наш выборов" Ириной Хакамадой, имеющей негативный опыт борьбы за главный пост, и вечным кандидатом на роль правителя России, вице-спикером Госдумы, лидером ЛДПР Владимиром Жириновским.

Владимир Вольфович, как вы считаете, существует ли у кого-то из кандидатов малейший шанс выиграть без поддержки Кремля?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Существует. Вот в четверг в Томске провели интерактивный опрос. Хороший город, Иванов присутствовал. Трех назвали: Медведев, Иванов и я. Я получил в три раза больше. В три раза! Не на три процента, не на тридцать.

ВЕДУЩИЙ:  Хороший был город Томск.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Иванов посмотрел, он понимает, то есть можно любой результат, как говориться, сварганить, но сегодня уже это не 91-й, не 96-й, не 2000-й, не 2004-й.

ВЕДУЩИЙ:  То есть, вы считаете, что возможны честные выборы?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Я думаю то, что у нас есть Владимир Владимирович, я чувствую это, он бы все-таки хотел, чтобы были нормальные выборы, европейские, чтобы никто не сказал, что он действительно кого-то оставил вместо себя, что у нас не монархическая страна и не диктатура. Ему бы хотелось спокойно уйти, чтобы никто не говорил, что в России опять прошли…

ВЕДУЩИЙ:  Понял. Господин Геращенко, у вас это будет вторая попытка, потому что вы в прошлый раз пытались зарегистрироваться и вам не дали возможность поучаствовать в президентской гонке. Какие цели вы преследуете в этот раз и считаете ли вы, что вам дадут возможность дойти хотя бы вот до выборов?

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  Я только хотел сказать, что у меня не было попытки, меня просили.

ВЕДУЩИЙ:  Вас просили, да.

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  А потом передумали. Это их проблемы. Я считаю, что эти выборы очень значимы, поскольку, на мой взгляд, Владимир Владимирович твердо говорит, что он не хочет оставаться на третий срок. Я совершенно согласен с Владимиром Вольфовичем, что нельзя иметь такую систему, когда преемники назначаются. Я считаю, народ, или активная часть народа должна иметь право выбора. Я не буду вспоминать матроса Железняка, но, по-моему, Караулов сказал: "Требуются определенные перемены, перемены к лучшему в нашей экономической и социальной политике, в основном".

ВЕДУЩИЙ:  Обозначает ли это, что вы считаете, что у вас есть шанс быть избранным?

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  Вы знаете, я никогда пока еще не сказал, что я хочу быть избранным или у меня есть шанс быть избранным. Я говорю о том, что если так называемые оппозиционные силы, которые возражают против тех или иных решений, политических, социальных, законодательных хотят добиться определенных перемен, они должны идти объединенным фронтом, отрезав там правые, левые уклоны. Если же будет несколько кандидатов, я считаю, шансов не будет. Будет использоваться административный ресурс.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Хочу добавить только одно, что Виктор Владимирович Геращенко представляет как раз класс чиновников. Он всегда был сильный при царе, при советской власти. Если чиновники реально проявят солидарность, то у представителя именно этого класса, потому что другого класса нет, шансы могут быть хорошими.

ВЕДУЩИЙ:  А господин Геращенко представляет класс чиновников или профессионалов?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Профессионалов. Если чиновники России действительно хотят дальше управлять Россией и хорошо управлять, они могут поддержать именно профессионала-специалиста.

ВЕДУЩИЙ:  Ирина, у вас был тяжелый опыт гонки, вы видели человеческое предательство. Вот что выносит гражданин из опыта президентской гонки?

Ирина ХАКАМАДА:  Ну, он выносит огромный опыт. И мой позитивный опыт, а я считаю, что даже сложная компания, связанная с огромным количеством препятствий - это тоже позитив. Я сделала следующий вывод, отвечая на ваш вопрос: может ли сегодня кандидат в президенты, не поддержанный Кремлем, победить кандидата в президенты, поддержанного Кремлем? - Может. Ну, во-первых, потому, что самый популярный политик в России, пользующийся огромной поддержкой населения Владимир Путин действительно не пойдет на третий срок, а все остальные не дотягивают, поэтому можно бороться. Потому что есть шансы только у двух личностей. Первая - это единый преемник от Кремля. Не важно, он может не называться преемником, но это фигура, которая…

ВЕДУЩИЙ:  Который ассоциируется.

Ирина ХАКАМАДА:  Который консолидирует сегодняшнюю власть. Пока они ни о чем не договорились и мы это замечаем. Но если договорятся, дальше вся огромная административная машина с огромными средствами и пиаром будет работать на этого человека. Против такой махины можно устоять? - Можно. Если против него будет выступать с альтернативным курсом человек, который, я не согласная с Виктором Геращенко, консолидирует всю оппозицию, и Жириновского, и Зюганова, и демократов, и Касьянова, и Каспарова…

ВЕДУЩИЙ:  Когда он станет президентом, какую же идеологию он будет представлять?

Ирина ХАКАМАДА:  Это фактически идеология демократического государства с социально ориентированной политикой, с рыночной политикой, причем со всех сторон профессионально. Вот тот человек, который все это соединит и сможет объединить всех вокруг себя, сможет реально бороться.

ВЕДУЩИЙ:  Владимир Вольфович, вы считаете, что это возможно?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Не получится. Россия испытала на 100% два варианта: царский монархический и мы правильно отказались, потому что убивать надо было царя, надо остановить только было февральскую революцию. Советскую модель испытали, поэтому в чистом виде левые тоже меньше шансов, но еще меньше шансов у демократов, если они все объединятся вместе с чиновниками. Потому что 20 лет то, что у нас происходило, реформы, они вообще никакого удовлетворения не принесли. И Россия все-таки требует какого-то допинга. Поэтому на честных и открытых выборах могут победить только два человека: или представитель левых сил, допустим, это Зюганов, или ЛДПР. Больше никто не победит. Только два. Никого нельзя в одну кучу собирать. Давайте все объединимся, но все могут объединиться, но под Зюганова или представителя ЛДПР. Пойдет демократ - голосовать не будут.

Ирина ХАКАМАДА:  Значит, Владимир Вольфович, я еще раз повторяю. Например, Кремль договорился о какой-то своей фигуре и вложил туда весь ресурс. Как вы думаете, если вы выдвигаетесь отдельно, Зюганов выдвигается отдельно, еще демократы-оппозиционеры выдвигаются отдельно, еще демократов-оппозиционеров выдвигается типа три человека, ну, какие шансы, о чем вы говорите?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Второй тур. В первом туре никто не победит. Вот во втором туре все будет зависеть от того, выходит туда обязательно кремлевский кандидат или от левых, или ЛДПР. Вот под кого вы ляжете, все вместе взятые, вот в чем опасность! Вас уговорят лечь под кремлевского кандидата, и Зюганов не пройдет, и я не пройду. ВЕДУЩИЙ:  Извините, Владимир Вольфович, вы сейчас вот на счет уговорят, вы о ком говорите?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Обо всех, кто примет участие.

ВЕДУЩИЙ:  По-моему, известный был как хороший переговорщик - вы. По-моему, как правило, вы договаривались с Кремлем на выгодных условиях.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Нас боялись всегда и всегда нас пытались выдавливать. Они общались с демократами и вот чиновники. Вот господин чиновник вам скажет, что все в России решают чиновники.

ВЕДУЩИЙ:  Вот Жириновский хитер!

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  …вот с 9 до 6 вас больше страна не интересует.

ВЕДУЩИЙ:  Владимир Вольфович, спасибо. Вот чем хитер Жириновский: приклеить ярлык. Геращенко - чиновник. Все.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Я не лично ему, потому что он ответственный чиновник, он знает.

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  Вы ошибаетесь, потому что я не знаю ответственных чиновников, которые работают с 9 до 6. Но вообще, всех ответственных чиновников назначает Дума и вы в том числе. И то, что вы назначаете безответственных чиновников во главе властных структур - это ваша вина, прежде всего.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Дума все назначает по предложению Кремля.

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  Что является таким очень сложным моментом, что у нас происходят, по существу, совпадения по времени выборы в парламент и выборы в президенты. Разрыв очень маленький. И в этом смысле, мне кажется, что те партии, которые сейчас входят в Думу со своими депутатскими фракциями, для них первая задача попасть в Думу. Они о президентских выборах, на мой взгляд, серьезно не думают и для того, чтобы попасть в Думу они согласный идти на определенные компромиссы.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Виктор Владимирович, вот вы подтвердили то, что я сказал. "Единую Россию" чиновники создали, "Справедливую" чиновники и КПРФ, наследники КПСС тоже сделали чиновники. В этом и проблема. Вы другим языком подтверждаете мою мысль, что эти чиновники не  хотят ничего. Они не хотят быть президентом, ни Зюганов, ни Грзылов, ни Миронов. Они работают на чужого дядю. В этом их проблема. Я об этом вам говорю, что пока чиновники управляют Россией, у нас никогда не будет хорошего нормального руководителя страны.

ВЕДУЩИЙ:  Речь Жириновского понятна. Оказывается, главный борец с чиновниками у нас в стране Жириновский. Это вообще оригинально.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Это эпохальная борьба.

ВЕДУЩИЙ:  Да-а-а.

Ирина ХАКАМАДА:  Я хочу сказать следующее, действительно, выборы 2008 года - это выборы переломные. После 2008 года Россия, наконец, должна для себя решить, куда они двигается. В силу того, что уходит самый популярный политик, я предупреждаю, возникают, действительно, условия для победы. И до тех пор, пока, не обращая внимания на эти условия, в сегодняшней политике ничего не выйдет, потому что на самом деле, если серьезно думают о России, то должны забыть о собственных амбициях, о собственном пиаре, попробовать сесть за круглый стол, договориться и выдвинуть одного кандидата сильного с сильной программой, которому поверят люди. И когда я поверю, наконец, что инфантилизм политический закончился, когда главное "чтобы я был первым и самым ярким" и начинается реальная президентская компания.

ВЕДУЩИЙ:  Вы верите, что это возможно?

Ирина ХАКАМАДА:  Я в это, к сожалению, согласно последним событиям, не верю, потому что…

ВЕДУЩИЙ:  Что вы называете "последними событиями"?

Ирина ХАКАМАДА:  Посыпались как горох отовсюду кандидаты.

ВЕДУЩИЙ:  Вы имеете в виду господина Быковского тоже?

Ирина ХАКАМАДА:  Да, ну нет, ну, каждый день мы слышим новые заявления  и так далее. Но, Касьянов, кстати, был первым и честно вел переговоры, чтобы стать единым. Дело не в этом. Я надеюсь, что есть еще время, потому что когда я избиралась в 2004 году, меня не поддержал никто, ну, куда бороться с Путиным и разбежались. Но, хотя бы я была одна и на том спасибо.

ВЕДУЩИЙ:  А как вы оцениваете шансы, например, Владимира Быковского, которого, наверное, надо будет несколько лет в России еще рекламировать, пиарить, рассказывать, кто это такой? Ну, интеллигенция, тонкий слой еще знает, большинство людей не знает.

Ирина ХАКАМАДА:  Владимир Быковский, те, кто его выдвигают, на самом деле они даже не уверены, что его зарегистрируют, но что они хотят показать, что наш тонкий слой диссидентов, мы не верим никому и мы понимаем, что наш кандидат не выиграет, но мы собираем, мы консолидируем наш протест. Это протестное выдвижение.

ВЕДУЩИЙ:  То есть, это провокация де-факто? Потому что даже не соответствует формальным требованиям.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  За всеми провокациями стоят чиновники опять.

Ирина ХАКАМАДА:  Пусть сейчас все выдвигаются, пусть все заявляют, и…

ВЕДУЩИЙ:  Но смогут ли они договориться?

Ирина ХАКАМАДА:  …и если к этому времени не будет заявлен единый кандидат, ясный, понятный, вокруг которого выстроятся все, от СПС до левых, которые реально покажут: мы договорились, мы нашли общую программу…

ВЕДУЩИЙ:  Никогда СПС не договорится с "Яблоком", никогда СПС не договорится с ЛДПР, особенно после личных оскорблений, которые были на этой сцене.

Ирина ХАКАМАДА:  Но если Явлинский выдвинется отдельно, СПС или поддержит преемника от Кремля или отдельно, Жириновский выдвигается отдельно, Касьянов отдельно, Геращенко отдельно, все - это спектакль.

ВЕДУЩИЙ:  Каждый набирает меньше 5%.

Ирина ХАКАМАДА:  Конечно, и Кремль будет в этом заинтересован.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Второй тур будет, вот там и объединяйтесь.

ВЕДУЩИЙ:  Кто будет кремлевским кандидатом?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Сердюков, министр обороны.

ВЕДУЩИЙ:  Почему?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: Потому что Иванов и Медведев не тянут. Они занимаются тем, что успеха не дало. А Сердюков никому не известный скажет: я занимаюсь налогами и заставлю всех платить. То есть, на новенького бросив всю машину, о которой говорила Ирина, можно будет его сделать единым кремлевским…

ВЕДУЩИЙ:  То ест, Сердюков сейчас не занимается налогами?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Сила кремлевских чиновников в том, что они согласятся все-таки на единого кандидата. Демократы никогда, левые никогда и патриоты никогда. В этом их беда всех наших политических сил.

Ирина ХАКАМАДА:  Правильно. Проблема заключается в том, что федеральными политиками общеизвестными стали политики парламентские. А парламентское - это бесконечное бла-бла-бла. Они с одной стороны известны, с другой стороны очень интересные люди, вон они с восторгом аплодируют, но каждого из них попробуй спроси: вот сейчас ты проголосуешь, ты лично, и на следующий день этот человек станет президентом, от твоего голоса зависит, и вы увидите, как они все замолкнут. Потому что, конечно, это их жизнь. Поэтому возникал противоречивая ситуация: президентом реальным может стать только человек, которому люди поверят, что если завтра он придет к власти, он с этой работой тяжелейшей профессионально справится.

ВЕДУЩИЙ:  Хоть одного такого назовите.

Ирина ХАКАМАДА:  Я сейчас специально не будут называть никаких фамилий.

ВЕДУЩИЙ:  А хотелось бы хотя бы одного.

Ирина ХАКАМАДА:  Потому что я очень хочу, чтобы люди объединились, переговоры идут, и чтобы кандидат был единым.

ВЕДУЩИЙ:  Ирина, проблема в том, что у нас в России нет ни одного политика, который не был бы уже настолько запятнан чем-нибудь, чтобы народ на него посмотрел и сказал: "О, родненький, а ты-то другой". Все оппозиционные политики вызывают устойчивый рефлекс отторжения у большинства людей.

Ирина ХАКАМАДА:  Почему?

ВЕДУЩИЙ:  Потому что, к сожалению, наш народ совсем не тот, которые о нем думают демократы. Наш народ прагматик. Он смотрит и думает: "Не, ребята, лучше быть поближе к власти, поближе к кухне".

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Вот, вот, вот.

Ирина ХАКАМАДА:  А я вам на это, а я вам, Володя, на это и намекаю…

ВЕДУЩИЙ:  А я с этим и не спорю. Боится народ перемен.

Ирина ХАКАМАДА:  …на прагматизм нашего народа, который увидит среди кандидатов человека, пусть даже которого тоже поливали, что он тоже был замазан и так далее, но почувствуют, что этот человек из прошлой власти, что он имеет опыт…

ВЕДУЩИЙ:  Шансов ноль.

Ирина ХАКАМАДА:  …он может за счет борьбы, как делал в свое время и Горбачев, и Ельцин, и как сегодня делают демократы а Америке, борясь с Бушем, именно в борьбе улучшить ситуацию. Не потому, что он хороший, а потому что вектор политической борьбы быть оппозиционным кандидатом заставит его сделать. А других шансов нет.

ВЕДУЩИЙ:  Боюсь, что шансов ноль.

Ирина ХАКАМАДА:  Нет, потому что остальных парламентских политиков если сейчас вытащить - это все игра в личный пиар.

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  Вот я не согласен с Владимиром Вольфовичем, хотя я понимаю, что господин Сердюков не его фаворит, а он просто считает…

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Не мой.

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  Да, да, я о чем и говорю. А он считает, что вполне возможно он  будет выдвинут. Но я не думаю, что за Сердюкова будут голосовать  9 млн военных пенсионеров, которых постоянно обижают и чьи пенсии индексируют с задержкой в три года при наличии стабилизационного фонда, положительного бюджета и положительного платежного баланса.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Все специально повысят с 1 февраля. Им все повысят. И студентам повысят 1 сентября.

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  Да, согласен с вами, что такой кристмассовский подарок вполне можно сделать.

ВЕДУЩИЙ:  Поэтому народ хотел бы, чтобы выборы были почаще.

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  Народ у нас настолько глуп и настолько непонятлив, что ему плевать, лишь бы только добавили лишнюю копейку, чтобы можно было купить водку покачественнее.

ВЕДУЩИЙ:  А не кажется ли вам, что еще будет такой забавный вопрос тестовый, обращенный ко многим кандидатам. А с Путиным советоваться будете? А кем будет Путин? А где он будет? Потому что, волей-неволей, конечно, часть его авторитета кому-то из кандидатов перейдет.

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  Я бы так сказал, что, по-моему, когда произошла смена в 91-м году, Ельцин ни с каким Горбачевым не советовался. Естественно, Владимир Владимирович Путин первое время был вынужден советоваться с Ельциным, тем более тот уехал на президентской машине и не вернул ее, поэтому Путину пришлось покупать срочно новую машину…

ВЕДУЩИЙ:  Зато новую. Ирин, как вы считаете, какие будут технологии, связанные с ролью Путина после выборов?

Ирина ХАКАМАДА:  Ну, я уверена, что если Кремль побеждает, побеждает коллективно Путин, потому что Путин будет влиять на принятие всех решений. Потому что политика, это не обязательно статус. Политика - это влияние на принятие решений. То, кто, наконец, это понимает, тот и становится политиком. А тот, кто не думает, влияет он или не влияет, но самое главное, чтобы весь в перьях павлиньих сидел на каком-то личном месте - это шоу-мен.

ВЕДУЩИЙ:  Владимир Вольфович?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  В нашей стране это легко сделать. Так у нас было в советский период. Все у нас решало политбюро ЦК КПСС, двенадцать человек, а потом уже советский президент, председатель президиума Верховного совета, тем более, правительство, оно вообще никакого значения не имело. Поэтому здесь могут или Госсовет, или Совет Безопасности, уже действующий орган, поднять его статус и бывший президент станет руководителем этого Совета Безопасности или Госсовета, туда войдет новый президент и, как сегодня уже входит председатель правительства, руководители палат и там все будет решаться. Президент будет вешать награды, подписывать указы о помиловании, правительство будет заниматься хозяйственными функциями. А по понедельникам с 10 до 12 все  решения будут принимать эти 12-15 человек.

ВЕДУЩИЙ:  Таким президентом хотите быть, награды вешать будете?

Ирина ХАКАМАДА:  А парламент-то что будет делать?

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  А парламент будет нажимать на кнопки. Я таким не стану, этого можно не бояться, потому что новый президент должен с новой командой придти и четыре года работать, восемь лет. Но чтобы навсегда покончить с этой византийской системой, которая мучает Российскую империю сегодня, надо переходить к парламентской республике.

ВЕДУЩИЙ:  Здесь, как я понимаю, это та же идея, что и у господина Геращенко.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  Иначе будут преемники, преемники, преемники, третий срок, пятый срок, шестой срок, и подлипалы, и прихлебатели и все будут сидеть…

ВЕДУЩИЙ:  И тысячелетиями, как сидят до этого.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: …практически клещи, Кремль, Москву вот так охумутают и народ будет вот так вот думать, как…

ВЕДУЩИЙ:  Владимир Вольфович, я вот когда вас слушаю, то всегда думаю: великий сказатель земли русской.

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ:  …только поломать систему чиновников.

ВЕДУЩИЙ:  Понятно. Давайте заканчивать.

Виктор ГЕРАЩЕНКО:  Вы знаете, я не думаю, что при всем желании Владимира Владимировича из него может получиться второй (нрзб.), у него нет такого опыта и мы не та страна. Это просто не получится.

ВЕДУЩИЙ:  Понятно. Я благодарю уважаемых кандидатов в президенты, и хотел сказать, что сразу после небольшой рекламы мы с вами обсудим такую очень непростую тему. У нас появилось два новых телевизионных героя господин Луговой и господин Ковтун. Во всей этой истории с английским отравлением для меня многое не ясно и надеюсь, что нам удастся найти какие-то ответы, хотя, чем больше я слушаю, тем больше это напоминает шпионский роман, а в романах всегда есть какой-то элемент фальши.