СОВЕТ при Президенте РФ

Новости
Из первых рук
СОВЕТ при Президенте РФ
Материалы прессы
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« апрель, 2017 »
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
Наша кнопка

Глухая защита чувств верующих

Александра Самарина

 

Совет по правам человека выполнил указание главы государства Владимира Путина, подготовив поправки к закону о защите чувств верующих. Помимо смягчения ряда его статей СПЧ предлагает вывести критику в адрес религиозных организаций и их представителей из-под действия этого закона.

Критика в адрес думского закона прозвучала, напомним, уже на первом заседании нового состава СПЧ. Ирина Хакамада указала тогда на несовершенство документа, и президент поручил своим экспертам его доработать. Закон был отклонен, и, как сообщила в беседе с «НГ» Ирина Хакамада, в этом она видит заслугу Совета по правам человека: «Я думаю, в прежнем виде он больше не появится». Вчера результат работы профильной группы совета, одобренный советом, был представлен публике.

Хакамада обобщила выводы: «Там, где административное наказание было очень низким, вплоть до 1000 рублей, эти бреши необходимо закрыть. При этом общий уровень криминализации и уголовной ответственности, включая тюремное заключение, снизить для того, чтобы решать подобные проблемы на уровне мировых тенденций». Наказание за преднамеренное и предумышленное разжигание религиозной ненависти и прерывание религиозных обрядов предложено усилить.

Впрочем, заметила Хакамада, ответственность за оскорбление чувств верующих должны нести и чиновники: «Очень много случаев, когда именно со стороны государственных органов осуществляется оскорбление религиозных чувств».

Напомним – наказывать за это, как и за «унижение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний религиозных объединений», предлагается в законе, принятом в сентябре прошлого года, штрафом до 300 тыс. руб., или обязательными работами на срок до 200 часов, или лишением свободы на срок до трех лет. Дискуссия на эту тему разгорелась после «панк-молебна» участниц Pussy Riot 21 февраля 2012 года в храме Христа Спасителя.

Главное в рекомендациях совета – смягчение нынешнего варианта закона. Например, Дума предполагает внести новую статью – 243.1 – в УК РФ, карающую за оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан, и/или осквернение объектов религиозного почитания. Совет по правам человека указал на то, что в этой статье слишком много юридически неточных терминов. Да и сама конструкция несовершенна. И предложил использовать существующие нормы Уголовного кодекса.

К примеру – статью 148, которая устанавливает наказание за «воспрепятствование осуществлению права на свободу совести», совет предложил дополнить. Во-первых, поправить заголовок, включив в него после слов о праве на свободу совести фразу «...и вероисповедания». Во-вторых, наказывать не просто за «незаконное воспрепятствование деятельности религиозных объединений и совершений религиозных обрядов», а за воспрепятствование умышленное. Которое сопровождается «унижением достоинства граждан в связи с их отношением к религии».

По мнению члена СПЧ, профессора кафедры конституционного права Высшей школы экономики Ильи Шаблинского, в этом случае нельзя было бы осудить группу Pussy Riot: «Ведь при такой постановке вопроса акция в храме Христа Спасителя не считалась бы «воспрепятствованием в совершении религиозных обрядов». Это центральный элемент состава преступления, а, как вы помните, девушки приехали в храм, когда там не было службы».

Совет предлагает использовать уже имеющуюся в УК статью 243, которая наказывает за уничтожение или повреждение памятников истории культуры. Совет предлагает дополнить ее небольшой вставкой во вторую часть, которая устанавливает ответственность за уничтожение или повреждение особо ценных объектов культуры. В законе, предложенном депутатами, эти повреждения привязаны к политике: «...По мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти либо вражды, по мотивам ненависти и вражды в отношении какой-нибудь социальной группы». Здесь речь идет о преступлениях, которые встречаются сегодня достаточно редко, указывает Шаблинский, к тому же прописана в нашем административном кодексе: «То, что сейчас вдруг на нее обратили внимания, – конечно, следствие политической конъюнктуры, политической кампании».

Самая решительная правка совета касается его предложения внести в УК примечание – к какой-либо из вышеназванных статей: критика религиозных объединений и их представителей, религиозных убеждений и обычаев сама по себе не является правонарушением. Это очень важно, отмечает Шаблинский, напоминая, что данная норма прямо вытекает из постановления пленума Верховного суда РФ № 11 от 28 июня 2011 года. Тогда на пленуме ВС прозвучал вывод о том, что подобная критика не является преступлением.

Если предложение СПЧ будет отклонено Госдумой, то, считает Шаблинский, «именно критические высказывания в адрес ведущих конфессий и их представителей запросто могут быть восприняты и интерпретированы как экстремизм либо как оскорбление чувств верующих».

Эксперты сомневаются в том, что Дума прислушается к мнению президентского совета. Между тем закон в его нынешнем виде способен спровоцировать серьезное противостояние в обществе. Стремясь защитить чувства верующих, его авторы могут добиться лишь обострения конфликтов между инако-религиозномыслящими.