СОВЕТ при Президенте РФ

Новости
Из первых рук
СОВЕТ при Президенте РФ
Материалы прессы
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« март, 2017 »
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Наша кнопка

Выступление И.Хакамада на Совете при Президенте по правам человека 12 ноября 2013 года

И.ХАКАМАДА: ... А я хотела бы поднять вопрос о пресловутом законе о противодействии оскорблению религиозных чувств. Потому что, с одной стороны, реакция понятна – проблему надо решать, есть радикалы и с одной, и с другой стороны, провоцируют и те, и другие. Если мы эту проблему не решаем, то она усугубляется.

Но и Общественная палата, и сидящие здесь многие члены Совета понимают, что даже с юридической точки зрения этот закон нанесёт вред. Это дальнейший раскол, это дискредитация Вас как Президента, когда Вы его подпишите, потому что Вы как юрист прекрасно понимаете – «оскорбление религиозных убеждений и чувств»: чувство – понятие расплывчатое, это не правовое понятие. Тем более есть уже статья 282 Уголовного кодекса, где есть наказание, в том числе уголовное, когда оскорбляются чувства людей по религиозным причинам. А здесь у нас получается так: 300 тысяч рублей, 200 часов работ или три года. То есть художник, современный художник – это всегда провокатор. Взял у нас где-нибудь на «Октябре», на Винзаводе нарисовал что-нибудь с крестом, в очередной раз изобразил. Другие решили, что оскорбили их чувства, и понеслась на пустом месте.

Я уже знаю, в одном из регионов запретили на местах показ фильма, рок-оперы «Иисус Христос – суперзвезда». Это же бред всё. Причём закон – это удивительная ситуация – поддерживают все фракции, они все готовы за него голосовать. При этом всё адвокатское сообщество говорит, что он безграмотен, не решает проблемы, а её надо решать – никто не против. И при этом они все собираются голосовать, а Вам потом его подписывать. Поэтому я предлагаю совместно нашему Совету, у нас полно юристов, адвокатов, и Вашему Государственно-правовому управлению найти какой-то компромисс, убрать вот эту самую страшную новую статью 243.1 «Оскорбление религиозных убеждений и чувств граждан» и заменить чем-то другим. Или вообще её выбросить, там полно другого наказующего, и там всё нормально. Мне говорят, что там остальные – нормальные статьи, вот эта – самая спорная. И вовремя дать Государственно-правовому управлению вместе с Советом или отрицательный отзыв на этот закон, или внести поправку, потому что мы не успеваем. Он уже лежит там, и там подписались все депутаты всех фракций: и коммунисты, и «жириновцы», и «мироновцы» – все, все, все. И в народе поддерживается, Владимир Владимирович, в народе тоже. То есть никто не понимает, что это бомба замедленного действия. И я бы не хотела, чтобы она развивалась дальше. И, по-моему, никто, даже из тех, кто его защищает по благородным чувствам, но по сути статей его здесь, уверена, никто не поддержит.

В.ПУТИН: Ирина Муцуовна, давайте мы так договоримся: мы попросим коллег не спешить с его принятием. Первое.

Второе. Мы пообсуждаем, я прошу Вас это сделать, если Вы об этом сказали, возьмите инициативу на себя, пообсуждайте с коллегами – членами Совета.

Третье – по существу. Мы с Вами хорошо знаем, что произошло в Советском Союзе с религией и какое количество священников, причём представителей самых разных конфессий, было репрессировано. Наверное, в процентном отношении ко всем другим группам это самое большое количество репрессий и самых жестоких при этом. У нашего государства есть тяжёлое наследие, которое мы не можем не учитывать. И поэтому государство, конечно, должно думать и о защите религиозных чувств людей, и о защите тех, кто работает в этой сфере. Я условно говорю «работает». Конечно, чувство – это понятие не юридическое, может быть, даже в чём-то и рациональное, и есть, как Вы сказали, нормы, которые защищают в целом честь и достоинство людей, в том числе и по религиозным мотивам.

Достаточно этого, или нет, я не знаю. Но давайте проанализируем это всё вместе. Пять лет дают там, предлагают дать. Вы знаете, я сейчас не хочу даже обсуждать: много, мало, нужна ли она, дополнительная статья, или в нашем арсенале достаточно инструментария для того, чтобы эти проблемы решать. Но то, что мы сейчас обязаны на это обратить внимание, мне кажется, правильно, потому что, повторяю ещё раз, во-первых, мы должны всем людям, у которых есть какие-то религиозные чувства, и всем священнослужителям, мы должны защищать и чувства, и соответствующие конфессии. Это первое.

Второе. У нас, сейчас коллега Дондурей говорил о том, что в СМИ делается, он с этого начал, собственно говоря. А почему? Чего-то у нас не хватает: общей культуры не хватает, не хватает понимания непреходящих ценностей мировых религий. Я сейчас не говорю о христианстве или об иудаизме. А вот этих ценностей не хватает в душе. Это не значит, что их можно насадить силой, согласен. Но если государство вообще никак не будет реагировать ни на что, то они могут и не возникнуть. Здесь много должно быть каналов влияния.

И.ХАКАМАДА: Я согласна. Я согласна, что на всё, что произошло, должна быть защита государства. Я согласна. Другое дело – закон. Вы же знаете. Кто-то сейчас гениально сказал, что плохой закон никогда не бывает хорошо реализован.

 

Стенограмма полностью