СОВЕТ при Президенте РФ

Новости
Из первых рук
СОВЕТ при Президенте РФ
Материалы прессы
Я - Хакамада
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« март, 2017 »
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Наша кнопка

Ирина Хакамада: "Малый и средний бизнес воспринимается властями как атавизм"


 

На выездном заседании постоянной комиссии по гражданскому участию в модернизации экономики Совета по правам человека в Казани Ирина Хакамада заявила, что качественный рост доли малого и среднего бизнеса в экономике России невозможен, пока власти воспринимают сектор как "атавизм". Члены СПЧ предложили государству для сохранения в стране социальной стабильности вовлекать в экономику не крупный, а малый бизнес, который может "спасти страну от потрясений".

Ирина Хакамада предлагает искать новые подходы в поддержке бизнеса, который, не смотря на все усилия властей и огромные финансовые вливания, качественного роста за эти годы так и не показал. Накануне на выездном заседании постоянной комиссии по гражданскому участию в модернизации экономики СПЧ в Казани она призвала государство на время "отпустить" этот сектор.

В столице Татарстана члены комиссии Совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека во главе с Михаилом Федотовым создали первую региональную общественную коллегию по жалобам на прессу и даже обсудили облачение Ксении Собчак в рясу. Но главными, все же, стали дискуссии о состоянии российской экономики и роли в ней бизнеса.

О том, что предпосылки будущего кризиса были заложены в политике ФРС США еще в 2001 году, сразу после терактов 11 сентября, на пленарном заседании напомнил председатель комиссии, экс-министр экономики России, а ныне руководитель "Высшей школы экономики" Евгений Ясин.

По его словам, страна "до главного этапа кризисного развития не дошла". Потребуется еще, как минимум два года на то, чтобы хоть какие-то улучшения стали происходить. И сейчас власти должны привлечь к участию в экономике малый и средний бизнес, ведь если "долго ждать повышения цен на нефть, можно дождаться роста цен на другие продукты", говорит он.

Участники Совета заявили, что у государства нет другого выбора, как пойти навстречу малому бизнесу. Частный бизнес - это то, что может не только принести средства в экономику, но и стать "стабилизирующим" социум фактором во времена кризиса, считают они.

Сопредседатель некоммерческого партнерства менеджеров и предпринимателей "Клуб 2015" Сергей Воробьев, изучивший татарстанскую стратегию развития до 2030 года, предположил, что через 15 лет ситуация в регионе должна быть полностью противоположной тому, что написано в документе: не власти должны будут помогать бизнесу, а предприниматели поддерживать государство.

 

Без жесточайшей конкуренции на рынке не будет прогресса, поэтому противиться власти тому, что бизнес - постоянная борьба, бессмысленно, уверен он. Единственное, что нужно признать, так это то, что взаимодействие власти и бизнеса пока нельзя назвать успешным. То, как движется экономика, а вслед за ней и доля малого бизнеса, это не качественный рост, а чисто эволюционные процессы, считает Ирина Хакамада. Как важен малый бизнес для сильной экономики, и что делается для его поддержки, обсуждается уже 25 лет, но ничего с тех пор качественно так и не изменилось, говорит она.

Причину этого Хакамада видит в отношении к сегменту даже на самых высоких уровнях как к чему-то несущественному, не требующему серьезного внимания, а поэтому – не развивающемуся.

"У меня такое ощущение, что малый и средний бизнес наши органы (государственные – ред.) рассматривают как некий атавизм. То есть, отрезать его не надо, кто знает, что будет. Вдруг будет хуже? Может быть, какие-то функции и выполняет. Стимулировать – это неестественно для России. Россия страна крупных форм.

 

Это было при одних режимах, при других. Всегда опирались только на крупный бизнес, и он всегда вырастал на пустом месте раньше, чем создавалась среда... кто-то считает, что аппендицит это атавизм, поэтому, если его удалить, ничего страшного не будет", - рассуждает она.

И в стране "крупных форм", как только наступает форс-мажор, именно крупные компании становятся бедой страны, говорит Хакамада, вспоминая ситуацию с "Трансаэро". Они набрали долгов, они перекредитованы страшно, и им необходимы огромные бюджетные средства. Они – "головная боль", - говорит она.

Малый бизнес в этом случае, как огромная стая муравьев: кто-то погибает, кто-то удерживается. А в любой развитой экономике, от Сингапура до Америки 72% населения занято в малом и среднем бизнесе. Именно поэтому ситуация в этих странах более стабильная, напоминает она.

В период, когда мировая экономика находится в долгосрочном тренде "турбулентности", государству нужно рискнуть и "отпустить" этот сектор, как это когда-то сделали Сингапур, Китай, потому что "все равно будут убегать от налогов, да, за всеми не уследишь", а целенаправленно, государственной политикой эту проблему не решить. Создать Силиконовую долину в России не получится.

Бизнесу нужны новые формы налогообложения, доступ к ненужным площадям, ненужной земле, и просто возможности работать, уверены эксперты.

 

Татарстан, как успешный на фоне других регион по ситуации с бизнесом она призывает делиться неформальным опытом поддержки предпринимателей, тем, что "подстегивает" развитие МСБ, потому что все формальные государственные механизмы они ясны и так.

Поменять отношение к бизнесу с некоего "атавизма" и "рассадника жульничества и ухода от налогов" федеральных властей могут власти региональные, уверена Ирина Хакамада. Тогда, когда начнут поднимать эти вопросы.

Помочь бизнесу должен и СПЧ, но с другой, чем все уполномоченные органы, точки зрения. С точки зрения самоощущения креативного класса в обществе, их видения своего места в социуме и возможностей для самореализации человека, создающего новые рабочие места для экономики. Нужно думать о том, чтобы человек, у которого нет связей с чиновниками, властью, нефтью, газом, известными родственниками, а есть только собственный ум и желание что-то делать, мог найти себе применение.

И этот фактор нельзя игнорировать, уверена Ирина Хакамада, ведь именно малый и средний бизнес обладает функцией стабилизации политической ситуации.

"При любом кризисе, обвале, рубля, форс-мажоре, санкциях, он не выстраивает такие крупные финансовые пирамиды, как крупные предприятия, поэтому не нуждается в больших деньгах. Он тихо разоряется. Но зато, он способен убрать политические волнения. Если человек потерял работу в одном месте, он тут же ее находит в другом месте. Он также является практически идеальной моделью для отработки любых форм инноваций, импортозамещения, потому что креативные коллективы – это коллективы горизонтальные", - напоминает она.

Важным она считает "поселить" настроение, чтобы человек не боялся и шел в эту сферу, понимая, что вся инфраструктура будет ему помогать. При этом понятно, что с нынешними мерами государственной поддержки нужно что-то делать, потому что в таком варианте они бизнес не стимулируют.

 

Увеличение проблем со стороны крупного бизнеса еще впереди, уверены эксперты. Пик может произойти, когда страна перейдет на повышение пенсионного возраста.

"Качество жизни улучшается, люди живут дольше. Они активны, а их никто не берет на работу. За 45 лет ни мужчины, ни женщины, зачастую, работу найти не могут, а мы собираемся повышать пенсионный возраст. Мы повысим пенсионный фонд, люди будут выходить на пенсию после 60 лет, это будет огромная, дикая армия безработных", - полагает Ирина Хакамада.

Если же все было бы наоборот, и 72% населения были бы заняты в малом и среднем бизнесе, то число рабочих мест и возможностей для их смены было бы гораздо больше, говорят члены СПЧ, добавляя, что для такой ситуации доля малого бизнеса в ВРП должна составлять не менее 50%.

Фото: Роман Хасаев/Реальное время

Карина Каримова

 http://info.tatcenter.ru/article/152942/