Я - Хакамада

Новости
Из первых рук
СОВЕТ при Президенте РФ
Материалы прессы
Я - Хакамада
ОФИС
И это все о ней
Фотоальбомы
МАСТЕР-КЛАССЫ
КНИГИ
КИНО
КОЛЛЕКЦИЯ ХАКАМА
История общественной деятельности
История политической деятельности
« март, 2017 »
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31    
Наша кнопка

Ирина Хакамада об Ирине Хакамада

То, чем я занимаюсь, от Бога. Это моя миссия. Здесь разрешаются все противоречия. Сколько бы меня ни критиковали, ни отодвигали, я четко знаю: раз я этим занимаюсь, значит, это нужно.

Мне же мое депутатство приснилось во сне. Я по этому пути пошла, я чувствую общество намного лучше, чем огромная часть представителей элиты.

Я умею слушать. Проблема наших политиков в том, что они не слушают ни друг друга, ни общество, а я все время слушаю людей. Как писатель.

Я держу свою карьеру на определенном расстоянии от души. В нужный момент, особенно когда ничего не получается, я могу отодвинуть ее от себя, она тут же становится <игрой в бисер>. Не нужно ничего форсировать, игра сыграется сама, а в это время можно почитать.

Меня часто ругают: то я снимаюсь в кино, то презентую духи от Кристиана Диора, кого-то раздражает стиль моей одежды и прочее. Но это и есть сохранение себя. Я вношу абсолютный индивидуализм в большую политику. Моя технология проста: я стопроцентная женщина. Я в третий раз замужем, рожаю ребенка в 42 года и при этом не оставляю карьеру. Я делаю все, что хочу. Разумеется, без вульгарности, я не Жириновский. Цель большой игры, в которую я играю, - хоть немножко смоделировать будущее.

Мой брат - философ. Печатает книги, труды, иногда выступает по телевизору. Сын - студент экономического факультета МГУ. Никакой протекции я ему не оказывала. Поэтому он всего добивается сам. Денег я ему не даю, поэтому он работает по ночам, но зато уже сам себя кормит и одевает. Мой принцип воспитания: не выживешь сейчас - не выживешь. Пусть крутится.

Я очень рано вышла замуж и почему-то всю жизнь нахожусь в этом состоянии почти без перерывов. Переходя от одной концепции брака к другой. Первый брак, студенческий, был веселый. Второй - тоталитарный. Все, что я пыталась делать самостоятельно, не принималось. Третий - самый цивилизованный: либерально-демократический, с рождением ребенка. На нем я и остановилась. Мне не мешают, я делаю то, что хочу.

Переломный момент был, наверно, в 89-м году, когда я ушла с государственной службы, вышла из КПСС и стала создавать кооператив. Это было очень интересно, и это была трагедия, потому что я потеряла огромное количество интеллигентных друзей. Они меня просто не поняли: <Ты - и в кооператив?> Человек, который всегда занимался интеллектуальной работой, вдруг ставит деньги впереди своей научной деятельности. Скандал.

Но я вовсе не считала интеллектуальной работой, когда партком контролирует мои лекции, когда я должна врать студентам, а если говорю правду, то мне делают выговор, и я нахожусь под угрозой того, что меня уволят. Ничего тут интеллектуального нет... Получался двойной стандарт: с утра до вечера я занимаюсь тем, что мне не нравится, а когда мы разговариваем с друзьями на кухне, или идем смотреть Тарковского, или читаем подпольные книги - вот тогда мы получаем удовольствие. Я решила, что хочу получать удовольствие в течение всего дня. А то я подсчитала: треть жизни уходила у меня на то, чтобы говорить неправду.

Второй переломный момент был, когда я ушла в парламент. Вот тут уж совершенно были небо и земля. У меня такой характер, что до какого-то времени я полна энтузиазма, работаю, а потом вдруг наступает "тихий период". Это означает, что я потеряла нить, зачем я все это делаю, и у меня портится настроение. Я поняла, что мне надоел этот бизнес, надоели партнеры, деньги, тоска зеленая. Мне проще было в театр пойти, чем ехать договор заключать. А это очень плохо и означает, что это не мое дело. Я начала поиски, чем же мне заняться. Решила заняться политикой, мы раскрутили свою партию, и вдруг опять - ни туда, ни сюда. Что-то кричим, вопим, а изменить ничего не можем. Для того чтобы изменить власть, надо войти в эту власть, войти в истеблишмент. Какой способ вхождения во власть в демократическом государстве? Надо избираться.

Где-то в середине марта 93-го года мне ночью приснилось, что я должна попасть в парламент. После чего я начала лихорадочно работать - сама нашла инициативную группу, деньги, округ. Если бы я заранее представляла, что это реально означает, я бы, конечно, никогда не решилась. Но это были времена, когда побеждали дилетанты. Банкиры, которые не разбирались в банковском деле, биржевики, которые ничего не знали о биржах, политики, которые понятия не имели, чего стоит стать политиком. Дилетанты бросались на все это, и каким-то чудом получалось. Сейчас все изменилось. Пришло время профессионалов. В 93-м году предвыборная кампания стоила минимум пятьдесят тысяч долларов. То есть мне предстояло насобирать такую сумму денег. Сейчас она в среднем оценивается раз в 5-6 больше, сюда входят деньги на листовки, которые очень дороги. Вы должны покупать время на ТВ и страницы в средствах массовой информации, чтобы о вас узнали. Вы должны платить деньги своей команде, а она чем профессиональнее, тем дороже. Вы должны дарить компьютеры, устраивать праздники, нанимать людей. Причем за месяц до выборов ставки начинают расти катастрофическими темпами. Все понимают, что настал звездный час, когда с вас можно содрать три шкуры.

Мой "тоталитарный" муж поверил в меня, когда я уже сама собрала подписи и зарегистрировалась, а остальные претенденты завалились. Тогда он начал собирать среди своих знакомых бизнесменов необходимые на дальнейшее средства.

Следующий жизненный перелом - это, конечно, рождение год назад второго ребенка и переход на работу в правительство. Когда забеременела и решила оставить ребенка, для моих даже самых близких подруг это было как ножом по сердцу: <Ты что, с ума сошла? Молодые пришли в правительство, у тебя такие перспективы, а тут беременность - все, твоя карьера кончилась...> И после того как родился ребенок, предложение войти в правительство - это, конечно, было страшное испытание совместить все на свете на уровне <выдержу - не выдержу>. Это не честолюбие, я даже не могу объяснить это состояние. Если бы я была честолюбива, то вряд ли согласилась возглавить Госкомитет по развитию предпринимательства, это самое, наверное, прекрасное место, на которое можно было пойти. Но здесь важнее дисциплинированность. Я считаю, что если человек начинает карьеру, то он должен пройти все ее ступени. Если ты решил стать владельцем отеля, то начни мальчиком, который приносит чемоданы. Если мечтаешь о политической карьере, тоже пройди все ее стадии. Я считала, что если я не хочу уходить из политики, то я не продвинусь в ней, пока не пойму, что такое исполнительная власть. Я захотела понять, что такое быть чиновником, причем федерального уровня.

...Я сделала все, чтобы никто даже не попробовал использовать меня в качестве имиджевой куклы. И думаю, что добилась этого.

...Обо мне болтают разное. Считают очень богатой, говорят, что для меня политика - это светская жизнь, в которой я чувствую себя как рыба в воде. Утверждают, что даже болезни у меня светские - такие же, как у принцессы Дианы. В общем, почти все уверены, что я счастлива и иду от одного успеха к другому, не прилагая особого труда. И мало кто догадывается, как далек этот образ от реальности..."