Даже краткое CV Ирины Хакамады читается как нетривиальный биографический роман. Младший научный сотрудник. Преподаватель. Эксперт и член биржевого совета Российской товарно-сырьевой биржи. Создала Партию экономической свободы. Избрана депутатом в Госдуму. Журналом Time включена в сотню самых известных женщин мира. Вновь стала депутатом Госдумы. Назначена председателем Госкомитета РФ по поддержке и развитию малого предпринимательства. Опять избрана в Госдуму, стала там вице-спикером. Не смогла пройти в парламент. Во время захвата Театрального центра на Дубровке вела переговоры с террористами. Баллотировалась на пост президента России. Номинировалась на Нобелевскую премию мира. Стала председателем партии «Наш выбор». Ушла из политики.

Пишет книги. По одной из них собирается снимать фильм. Ведет передачи на радио и телевидении. Совместно с дизайнером Еленой Макашовой выпускает линию одежды «ХакаМа». Читает мастер-классы о том, как в современной России быть успешным, оставаясь свободным человеком. Опираясь на собственный опыт, рассказывает женщинам, как быть счастливой, как соединить, казалось бы, несоединимые вещи – успех, деньги, любовь.

Действительно, как успешной женщине сохранить сексуальную привлекательность и не стать «мужиком в юбке»? Можно ли с помощью одежды «сбить градус» маскулинизации или, напротив, добавить себе лидерских качеств? Об этом Forbes Woman и решил расспросить Ирину Хакамаду.

«Займусь исправлением своей глупости»

F: Маскулинизация – это обычное явление для женщин, которые занимают лидерские позиции в бизнесе, политике. Как вы думаете, почему в общественном сознании и в сознании отдельной женщины это считается проблемой? В конце концов, цели-то достигнуты: налоги платятся, дети накормлены, одеты, обучены…

– Об общественном сознании мы не будем говорить, потому что и ваша страна, и наша относятся к странам более традиционалистским. Мы живем в мужском мире, поэтому социальный миф создается ровно такой, который удобен мужчине: работающая деловая женщина – это не жена, не мать. Это обсуждать неинтересно.

Но существует реальная проблема – поведение таких женщин, их взаимоотношения с мужчинами. Если вы эффективная на предприятии, в корпорации, в своем проекте, то вам приходится использовать мужские черты: жесткие интонации в голосе, необходимость держать всех в ежовых рукавицах и исполнять ваши указания, харизма, лидерство, которое требует внушать людям, что ты круче, чем другие. Человек такую модель на работе пробует, эта модель эффективна, но он не успевает переключить себя, как компьютер, на другую программу, когда приходит домой и общается с мужчиной. Это проблема. Чтобы этой проблемы не было, нужно иметь гибкое сознание и менять модели.

F: Когда женщина – лидер в бизнесе, политике, помогает ли ей ее сексуальность? Я не о пошлых вещах говорю, а о том, что вот она заходит – и видно: женщина, а не мужик в юбке.

– Сексуальность и сексапильность – это разные вещи. Сексапильность откровенная вредит на работе, поэтому ее надо превращать в сексуальность. Вы закрыты в деловой костюм, но сексуальность можно увидеть по тому, какого цвета у вас кожа, какие глаза, какая у вас поза. Все это будет считываться, это работает.

F: Если говорить о другом виде отношений «мужчина-руководитель – женщина-подчиненный», то женщинам порой приходится сталкиваться с хамом начальником. Вы советуете смотреть на него спокойно и повторять: «У тебя все равно либидо скоро кончится, а у меня оно вечное». Это обидно для мужчин, но приятно для женщин. И, тем не менее, для чего нужно «вечное либидо» в таких отношениях?

– Потому что в мужском мире существует возрастная дискриминация женщин, когда женщину после 40 называют старухой, когда женщину после 50 называют климактерической дурой. Если вы будете на это обижаться, ваша жизнь закончится досрочно. Чтобы этому психологически сопротивляться, надо внутренне всегда помнить, что у женщины либидо безгранично, а у мужчины ограниченно. Когда они хамят женщине, на самом деле они защищают себя, это всего лишь комплексы. Говорить это мужчинам никогда нельзя. То, что вы это писать будете, – это ошибка.

Если мужчина агрессивен и на вас нападает, чтобы не мучиться и не вступать в драку, нужно про себя сказать: «Ты агрессивен, потому что у тебя ограниченное либидо. Я тебя прощаю». Когда он будет вам говорить, что он начальник, а вы дура, вы ему отвечайте: «Может быть, вы правы. Я пойду и займусь исправлением своей глупости» – и всё.

Как одеться, чтобы стать президентом

F: Можно ли сбить «градус маскулинизации» с помощью одежды?

– С помощью одежды это делается достаточно просто. Деловым женщинам надо периодически носить деловые платья, юбки, топы —  и тогда маскулинизация уйдет. Брючные костюмы тоже можно носить, но делать это пореже, раз-два в неделю. И второе – брюки сочетать не с пиджаком, а, например, с трикотажем, это выглядит более женственно.

F: Возможен ли обратный процесс? Если надо добавить лидерских качеств (читай: мужских) с помощью одежды, то что нужно сделать?

– Тогда наоборот – добавлять жесткие цвета, например темно-синий костюм, белая рубашка. Можно подстричься более коротко, не вешать на себя много брошек, бантиков и так далее. Тогда вы придадите себе более маскулинный вид.

F: На что женщинам постсоветского пространства опираться в составлении гардероба, если у нас нет «стилевых корней»?

– Первое – нужно нарисовать контуры своей фигуры на бумажке, а потом геометрически прикладывать к ней разные формы одежды, чтобы ваш силуэт вытягивался. В советское время у детей были такие игрушки – картонная фигура и бумажная одежда на прищепках. Надо экспериментировать вначале с помощью графики, бумаги. Как только вы нашли оптимальный силуэт, надо идти в магазин и искать в магазине. Причем не искать комплект, а искать отдельные части и комбинировать. Это дает возможность сэкономить деньги.

Никогда не подчеркивать недостатки. Не знаю, как в Казахстане, а в России все женщины, у которых есть живот и он в складках, обязательно покупают трикотажные платья, еще и размер в размер. Не надо покупать трикотаж, нужно покупать более жесткий материал – и тогда он убирает складки. Или когда хочется трикотажное платье, то нужно, чтобы оно было в виде трапеции и на размер больше. А если оно на плечах висит (плечи узкие, а живот большой), то подплечники подшейте, тогда всё платье поднимется, на плечи зайдет лишний материал, оно станет совсем трапецией – и живот совершенно исчезнет.

F: В одной из своих книг вы пошутили, что не победили на выборах президента России, потому что не так одевались. А если пофантазировать, что вы сейчас баллотируетесь на пост президента, как бы оделись?

– Я бы точно была в тёмно-синем, не в чёрном. Я бы имела прямую юбку, а не брюки, и эта юбка была бы до середины щиколотки, юбка-карандаш. И у меня был бы очень маленький, очень короткий трикотажный пиджак с подложными плечами. А под него бы я надела очень маленькую маечку.

F: Почему такое внимание к цвету – не чёрный, а тёмно-синий?

– Потому что чёрный слишком типичный, а президенту надо выделяться. К тому же тёмно-синий брюнеткам идет больше, чем чёрный. Во-вторых, тёмно-синий более деловой, а чёрный более вечерний. В-третьих, тёмно-синий – более холодный, а чёрный более теплый, поэтому он (тёмно-синий) подчеркивает вашу позицию, что вы типа высоко.

«Главная проблема – захотеть»

F: Считается, что хорошая жена, мама и бизнес-леди – понятия несовместимые. У вас прямо противоположная точка зрения. Почему?

– Это можно совместить по одной простой причине: энергетические, психические и интеллектуальные возможности человека не имеют границ. Поэтому главная проблема – захотеть. Если вы захотите – вы это сделаете.

F: Вы читали мастер-классы в нашей стране. Заметили разницу между аудиториями в России и Казахстане?

– Никакой разницы нет. У вас аудитория умная, очень любознательная, продвинутая, даже более любознательная и продвинутая, чем у нас, – женщины у вас умнее, и они хватают намного быстрее. Они смелые, с железной волей, как все восточные женщины, поэтому они очень быстро понимают, что им нужно делать, и, в отличие от нас, начинают это исполнять прямо на следующий день.

Оставить комментарий

4 + четыре =